Что делают неправильно многие юристы в судах?

О том, куда жаловаться на работу суда, знают далеко не все, хотя с неприятными, несправедливыми ситуациями сталкивались многие из тех, кто был вынужден однажды обратиться в эту инстанцию. Так сложилось, что большинство ощущают себя этаким угнетенным классом, поэтому редко задумываются, как можно отстоять свои права.

Зная, куда жаловаться на судью районного суда, можно добиться пересмотра дела в свою пользу, восстановить справедливость и отстоять интересы. Наша страна переживает все новые и новые реформы правовой системы, и многие слабо ориентируются во вводимых нормативах. Да и красивые формулировки законов не всегда реализуются на практике.

И все же граждане должны прикладывать усилия, добиваясь положенной справедливости, в том числе зная, куда жаловаться на решение суда.

Что делают неправильно многие юристы в судах?

Шаг за шагом на защиту своих прав

Нередко проблемы справедливости спровоцированы непрофессионализмом работников судебных инстанций. Зачастую причина в круговой поруке, кумовстве. Знать, куда жаловаться на судью городского суда, необходимо, если человек столкнулся с халатным отношением, неактивностью работника правовой инстанции.

Многие привыкли спускать все «на тормозах», а документы «случайно» терять. Конечно, по закону такое недопустимо, но граждане редко пытаются отстоять положенную справедливость, что стимулирует многих и дальше безответственно относиться к работе.

Изменить ситуацию можно, если каждый будет знать, куда жаловаться на городской суд, и делать это, если есть повод.

Судья – чиновное лицо, однако человек, которому так же свойствены страсти, привязанности, обиды. Не все те, кто оказался в этой должности, порядочны, не всегда обладают высокой квалификацией.

Правовая документация требует соблюдения судебной этики, но не каждый задействованный в правовой системе в реальности соблюдает установленные ограничения.

Зная, куда жаловаться на неправильное решение суда, можно стимулировать правовую инстанцию разобрать дело четко, справедливо, точно.

Когда нужна помощь?

Знать, куда жаловаться на действия судов, нужно, если в ходе заседания представитель системы правосудия позволяет себе насмешки над сторонами, агрессивные высказывания или повышение голоса, крик.

Некоторые откровенно грубят гражданам, другие ведут себя словно бы «по-хозяйски», а кто-то и вовсе рассматривает дело пристрастно, даже не скрывая этого факта.

Далеко не всякий гражданин в такой ситуации понимает, что это противозаконно, и требует защиты его прав.

Что делают неправильно многие юристы в судах?

Если судья позабыл о положенных правилах поведения, наилучший путь напомнить об этом – написать жалобу в официальном порядке. При этом не стоит думать, будто бы это испортит отношение к участникам процесса еще больше – как таковых отношений с судьей нет и быть не может, а вот несправедливость нужно устранять.

Зная, куда жаловаться на председателя суда, можно заставить принимать свои интересы во внимание, а также вынудить соблюдать законы тех, кто призван охранять нормы права. Всего лишь написание жалобы с официальной регистрацией позволяет устранить проблему повышения голоса и неадекватного поведения в здании суда.

Отмечается, что после такой меры нарушений в процедуре будет минимум – хотя, вероятно, увеличится объем официальных бумаг.

Кто поможет?

В первую очередь на вопрос: «Куда жаловаться на суд?» — специалисты советуют обращаться в квалификационную коллегию. Альтернативный вариант – судейский совет.

Если нарушена процедура суда, если рассмотрение по неоправданным причинам затягивают, а представитель судебной инстанции не спешит исполнять возложенные на него в рамках суда обязательства, тогда на помощь придет председатель суда.

Написать в его адрес жалобу можно, если, к примеру, сторонам не были направлены в положенный срок извещения о состоянии дела.

Что делают неправильно многие юристы в судах?

Пристрастность судьи – еще один повод разобраться, куда жаловаться на областной суд. У граждан, заинтересованных в корректном рассмотрении дела, есть право отвода. Таковой вряд ли будет принят, поскольку не в интересах судьи признавать свою заинтересованность в исходном решении, хоть прямую, хоть косвенную.

Тем не менее заявление на отвод – это повод для представителя правоохранительной станции начать вести себя в зале суда корректно. Нередко вопросы о том, куда жаловаться на районный суд, возникают, когда главный участник процесса прямо в ходе заседания консультирует одну из сторон.

Если написать отвод, подобное противоправное поведение прекратится.

А куда не поможет?

Считается, что среди вариантов, куда жаловаться на районный суд, хорошим выходом будет прокуратура. Это ошибочное мнение, сотрудники этой инстанции ничем не помогут. Не будет полезным и обращение в средства массовой информации. Бытует мнение, будто бы на помощь может прийти европейский суд – оно тоже ошибочное.

Обусловлено это специфическим положением судебных инстанций в правовой системе нашей державы – они обладают высоким уровнем независимости, поэтому указанные направления для написания жалобы не имеют рычагов влияния, воздействия.

Разбираясь, куда жаловаться на суд, нужно обращаться в первую очередь к имеющим специфическую власть инстанциям.

Что делают неправильно многие юристы в судах?

Как оформить обращение?

Нужно знать не только куда жаловаться на суд, но и как сделать это правильно. Жалоба должна содержать полноценное, детальное рассмотрение сложившейся конфликтной ситуации.

Если есть возможность, необходимо оставить ссылки на конкретные листы дела.

Не будет лишним перед составлением жалобы проконсультироваться с юристом, какие пункты действующего законодательства нарушает представитель правовой инстанции. Все их нужно перечислить в жалобе.

И что будет?

Не стоит надеяться, что удастся уволить судью, лишь зная, куда жаловаться на суд, и пользуясь этой информацией. Конечно, теоретически это возможно, но практически случается крайне редко и показывает лишь на наличие влиятельных врагов судьи, воспользовавшихся сложившимися обстоятельствами.

В классическом варианте спустя 30 дней гражданин получает от инстанции официальный ответ на жалобу, причем чаще всего содержащий данные о том, что судебное поведение вне компетенции отвечающего органа. Еще один распространенный вариант – «свалить» всю вину на помощника судьи и указать, что ответственный был наказан.

То есть никакой пользы?

Не стоит думать, что формулирование официальной жалобы – бесполезная трата времени.

Несмотря на официальный мягкий ответ, не свидетельствующий ни о каких серьёзных мерах, нужно понимать, что жалобу рассматривают, причем не сам судья, а вышестоящие по рангу работники инстанции – как правило, председатель.

Обычно, как рассказывают юристы, в такой ситуации судью в частном порядке призывают адекватнее вести себя в рамках судебного заседания.

Что делают неправильно многие юристы в судах?

Особенности формулирования жалобы

Довольно распространённая ошибка – написание документа по образцу и направление его на рассмотрение в ВККС. Обыватели, не имеющие специфического юридического образования, ошибочно считают, что уже одно обращение может спровоцировать самый высокий в стране орган судебной системы разбираться с любым делом.

Специфика работы правовой системы в нашей стране такова, что необходимо иметь документальное подтверждение буквально каждого шага.

То есть президент государства, ВККС или председатель суда только на основании жалобы не могут отстранить судью от процесса. Никто не может корректировать судебные решения – эта неприкосновенность оговорена в законе.

Впрочем, порядка трети обращений приводит к дисциплинарным наказаниям, чаще всего в виде прекращения полномочий на некоторый временной промежуток.

И как добиться своего?

Чтобы жалоба дала действительно полезный для конкретного дела результата, а не пропала в огромных объемах документооборота, необходимо описание ситуации подкрепить максимально объемным списком документации. Наилучшие шансы имеют те, кто регулярно проверяют материалы дела лично.

В них можно найти разнообразные ошибки, допущенные представителями правоохранительной инстанции. Все эти ошибки необходимо фиксировать, документировать, сохранять.

Даже если это описка, которая кажется незначительной на первый взгляд, она заслуживает внимания того, кто желает бороться с судебным произволом.

Что делают неправильно многие юристы в судах?

Если выявлены несоответствия или иные нарушения в документации, листы нужно копировать и сохранять. Не менее важно регулярно проверять протоколы заседаний.

Они могут быть составлены с нарушением сроков, если таковое есть – нужно оформить ходатайство на предоставление документации.

Если выявлено, что протокол расходится с реальным течением заседания, нужно по этому поводу пять дней подряд формулировать замечания.

«Так мне и ответили!»

Именно так подумает, скорее всего, обыватель, ознакомившись с этой последовательностью действий. Это верно: ходатайства вряд ли могут убедить суд в неправомерном поведении, ведь если таковое имеет место, то судьи и все работники правовой инстанции и так прекрасно это понимают.

Тем не менее регулярное составление официальных бумаг, а при отказе от их рассмотрения ссылки на новые обстоятельства и повторная подача позволяют составить внушительный портфель бумаг, полезный на этапе доказательства неправомерности судебного решения, действий суда в рамках конкретного процесса.

Определение по такому процессу можно обжаловать апелляцией, а для фиксации заседаний при себе нужно иметь диктофон – по закону участник вправе таким образом записывать все происходящее в зале. Что немаловажно, судья не обязан знать о наличии диктофона.

Наиболее эффективный способ бороться с нарушениями во время заседания – подать прошение на фото-, видеосъёмку. Если ответ будет положительным, заседание пройдет корректно, а дать отрицательный ответ с адекватным обоснованием сложно.

Исключением являются только некоторые специфические дела, связанные с изнасилованием, усыновлением.

Что дальше?

Когда удалось накопить внушительный портфель документации, подтверждающей некомпетентность суда, предвзятость, некорректное поведение, необходимо написать обращение в ККС.

Впрочем, как показывает практика, к порядку судью призывает уже подготовительный этап сбора базы для обоснования жалобы – все-таки правовой специалист понимает, к чему идет дело, и не станет «рубить сук».

Если же судья продолжает некорректное поведение, кроме жалобы в ККС, можно составить заявление на апелляцию, кассационное разбирательство.

Что делают неправильно многие юристы в судах?

Важные адресаты: если судья не прав

Наиболее актуален в этом вопросе ФЗ, введенный под номером 30. В статьях 17-19 рассмотрена последовательность ведомств, способных помочь гражданину, права которого были нарушены в правовой инстанции. Если проблема возникла с председателем фед. суда (заместителем), тогда на помощь приходит ВККС.

Сюда нужно обращаться, если с несправедливостью пришлось встретиться в ВС. А вот председатели райсудов, их замы – это уже область действия ККС конкретного региона. ВККС поможет, если возникли несправедливые ситуации в военном суде.

Все прочие ситуации должны разбирать региональные отделения судебной комиссии.

Если гражданин не согласен с решением ККС, необходимо обратиться за помощью в ВККС. Из 30-го закона следует, что на период рассмотрения обращения гражданина можно временно прекратить судебные полномочия в рамках конфликтного дела. У ККС есть месяц на изучение обращения, ВККС по закону располагает трёхмесячным сроком для вынесения решения по представленному вопросу.

К справедливости!

При конфликтной ситуации в рамках судебного процесса в обязательном порядке формулируют жалобу и направляют ее в судебную комиссию, занимающуюся этим уровнем правовых инстанций.

Для усиления эффекта и привлечения внимания многочисленных юристов к проблеме можно дополнительно направить ряд обращений. В частности, не будет лишней жалоба в адрес президента, назначающего судей, а также на имя государственных инстанций, занимающихся самоуправлением внутри судебной системы.

Читайте также:  Когда даже родительское наследство придется поделить с супругом?

Область функциональности, правомочий каждого из перечисленных направлений оговорена в упомянутом ФЗ №30.

Не будет лишним сформулировать запрос в адрес судейского совета уровня федеративного субъекта либо государства. На помощь могут прийти юристы из общего судейского федерального собрания уровня ВС.

Стоит оформить жалобу на имя председателя суда, в пределах которого рассматривается конфликтное дело. Дополнительное обращение можно написать на имя генерального прокурора.

Перечисленные инстанции и лица не имеют полномочий по рассмотрению подобных жалоб, но могут взять контроль над ситуацией и отслеживать изменение положения.

В чем идея?

Направление жалоб в перечисленные инстанции, не имеющие прямых инструментов влияния на судью, эффективно в силу того, что в настоящее время судейский корпус – довольно закрытая специфическая группа, внутри которой люди знакомы друг с другом, тесно взаимодействуют. Это не стимулирует стремление к правосудию, но может привести к недовольству судьей высшего по рангу лица, и в неформальном порядке тот может призвать корректно вести дело.

Жалоба может даже существенно подпортить карьерные перспективы судьи, особенно если попадет в нужные руки.

Впрочем, даже без этого уже сам момент официальной фиксации жалобы гражданина на судейский произвол накладывает серьезные ограничения на будущие возможности должностного лица.

Жалобы в неправомочные относительно конкретного судьи инстанции необходимо писать по тому же образцу, как и запрос в квалификационную судейскую комиссию.

Бывшие судебные секретари — о своей работе и отношении к подсудимым

  • Сколько зарабатывают сотрудники судов, к чему приводит общение с преступниками, почему работа в суде делает людей недоверчивыми и что происходит с вещдоками из ограбленного секс-шопа?
  • «Бумага» поговорила с тремя бывшими секретарями петербургских судов об их работе и о том, почему они ее бросили.
  • Работала в суде два года

Я пошла работать в суд сразу после 4-го курса университета — с огромным желанием стать справедливым мудрым арбитром, пускай за 10 тысяч рублей в месяц и с ненормированным графиком. Первое время работала секретарем в уголовной канцелярии и буквально не поднимала головы от работы — кроме часа обеда, когда мы с девочками читали друг другу веселые, на наш взгляд, уголовные дела. Тогда я относилась ко всему как к детективным историям, не имеющим за собой реальных человеческих трагедий.

В первое время на работе мне нужно было разбирать камеру хранения вещдоков. Это комната без окон, вентиляции, зато с плотно закрытой дверью. Там было всё: от катаны (японского меча — прим. «Бумаги») до куска металлического забора и груды шин. Эти вещи бывали и на потерпевших, и на трупах, и на преступниках, а потому имели стойкий, душный запах крови и пыли.

Весь этот ад мы должны были разобрать: проверить, что кому вернуть, что уничтожить, что хранить вечно. Непонятно, как мы с девочками умудрились не подхватить там гепатит, столбняк или что похуже. Ходили туда по расписанию и относились к этому как к наказанию за все наши грехи, предпочитая разбирать архив или принимать граждан, что тоже так себе работка.

Небольшой удивительный факт. За время моей работы у нас было несколько дел, когда грабители, обычно группой, совершали нападение на магазины с секс-товарами и воровали не деньги, а фаллоимитаторы и тюбики со смазкой. Всё это добро мы потом уничтожали, так что наши мусорки иногда были более интересными и волнующими, чем наши жизни.

Что делают неправильно многие юристы в судах? Егор Цветков / «Бумага»

Через девять месяцев службы в уголовной канцелярии меня наконец-то перевели к судье, чтобы вести протоколы судебных заседаний. Туда я шла с мыслью, что всё еще хочу стать судьей, несмотря на долгий стаж, который необходимо было бы наработать, сложный экзамен и высокую опасность профессии. Я была готова, как мне казалось, взять ответственность за жизнь других людей.

Моя уверенность пошатнулась на первом же заседании. Судили молодого парня, дилера. Он искренне полагал, что ему повезет и он останется на свободе. Так же думала и его мать, которая присутствовала в это время в зале в качестве слушателя.

А потом подсудимый услышал, что его ожидает в течение следующих 4,5 лет. Парень не прекращал плакать, пока приставы сажали его в клетку, я давала ему расписки, а конвой готовил бумаги, чтобы отправить осужденного в следственный изолятор.

Рыдал громко так, навзрыд. Точно так же плакала и его мать. Я впервые столкнулась с моментом, когда судьба человека ломалась прямо у меня на глазах. Весь день потом не отпускало чувство, что я причастна к чему-то неправильному, бесчеловечному.

Только придя в суд, я крайне негативно относилась и к наркоманам, и к дилерам. На работе я ежедневно сталкивалась с этими людьми, была вынуждена слушать истории их жизни.

Моя судья очень любила вести с наркоманами долгие душевные беседы, доводя их до слез, раскаяния и осознания, как бесцельно они тратят свою жизнь.

Я, затаив дыхание, слушала и желала отпустить всех, кто оступился и так несчастен в своей борьбе с наркотической зависимостью.

Со временем, конечно, чувства чуть-чуть притупились, но желания помиловать всех и вся у меня не поубавилось. Что, кстати, и было одной из причин, почему я решила, что профессия судьи не для меня.

Это, конечно, одна сторона жизни судейского работника. В нашем зале бывало и весело.

Все наркоманы рассказывали, что они шли по улице, неожиданно нашли в кустах пакет с запрещенным веществом, из интереса брали себе и тут же были задержаны блюстителями порядка.

Один рассказывал, что увидел небольшой пакетик с белым веществом в лифте, решил, что внутри мука, поднял пакет и намеревался отнести его маме, когда неожиданный патруль настиг его и несправедливо задержал.

Так как секретарю не положено смеяться во время судебного заседания, приходилось иногда ложиться на стол, чтобы подсудимый не смог увидеть, что тебя разрывает. Судье в эти моменты, кстати, было лучше не смотреть в мою сторону, ее тоже разбирал смех. Приходилось срочно объявлять перерыв судебного заседания: судье смеяться тем более не положено.

Что делают неправильно многие юристы в судах?

За время работы я кардинально поменяла свое мнение о наказаниях, которые стоит назначать преступникам. Осознала, что злодей злодею рознь, а реальное лишение свободы не гарантирует исправление человека; поняла, что границ человеческой глупости и жестокости не существует.

Однажды у нас было дело об убийстве, заведенное на [уже отсидевшего] мужчину, который ограбил женщину на улице и полоснул ее по горлу ножом. В сумке, к его разочарованию, оказались лишь скидочные карты, женские мелочи и 100 рублей монетками. Этот высокий сильный мужчина вселял ужас.

Он хладнокровно рассказал, что осознанно взял нож, что жертва не сопротивлялась и не кричала, но он всё равно ударил ее, что он ни о чем не жалеет. На вопрос судьи: «Действительно ли жизнь человека стоит 100 рублей?» он, ни секунды не задумываясь, уверенно ответил, что да, столько и стоит.

Я ушла с этой работы, когда поняла, что творить правосудие и карать всех злых и виновных в этой системе у меня не получится. Особой справедливости в суде я не наблюдала, хотя работала с достойнейшим человеком — с судьей действительно с большой буквы, которая старалась быть непредвзятой, подробно разбираться в каждом деле и всячески помогать тем, кто искренне раскаивался в своих поступках.

Таких судей меньшинство: многие, не особо переживая, рубят с плеча, назначая реальные сроки. Не могу судить, в чем здесь проблема, — в системе, в самих людях или во всем сразу. Но и мириться с этим тоже невозможно.

Работала в суде три года

Когда я пришла в суд, мне казалось, что работа действительно меняет мир. Ты не просто секретарь, который пишет протокол на компьютере, — от тебя зависит жизнь человека. Но всё оказалось гораздо прозаичнее. Ты, грубо говоря, просто одна из канцелярских крыс, делающих свою работу.

Романтические представления были у меня обо всей системе: думала, что она абсолютно независима и беспристрастна. Однако по факту, если ты уже в категории подсудимых, добиться оправдания очень сложно. На моей практике оправдательных приговоров было штуки две — из сотни дел.

Судьи очень подвержены влиянию правоохранительных органов. Если подсудимого освободят, это значит, что следователь плохо поработал: недостаточно улик собрал и так далее.

Суд зависит и от вышестоящей инстанции: приходится думать, как написать приговор, чтобы его впоследствии не отменили.

Иногда мне кажется, что суд недостаточно внимания уделяет доказательствам со стороны подсудимого. Бывает, адвокат приходит с документами, которые подтверждают, что потерпевший угрожал подсудимому, имеются фотографии.

Суд говорит: это не имеет отношения к делу. И в итоге человек получает 8 лет, хотя мог бы получить 3–4 года. Я видела адвокатов, которые спали, пока подсудимые кричали в клетках, или подговаривали свидетелей давать ложные показания.

Все-таки это карательный процесс.

Что делают неправильно многие юристы в судах?

В самом начале работы, когда видишь слезы потерпевших, тебе неприятно. А когда видишь их постоянно, понимаешь, что этот человек — один из многих, и это твоя работа. Ты как сантехник, который приходит, очищает трубы и уходит.

Поработав в суде, я стала меньше доверять людям. Бывает, человек рассказывает какую-то историю, я начинаю задавать очень много уточняющих вопросов.

Пытаюсь четко представлять картину произошедшего, даже если человек рассказывает о простом походе в магазин. Этому я, наверное, научилась от прокуроров.

Впрочем, иногда это помогает на заседаниях, а иногда ты просто нагружаешь секретаря лишней информацией.

Поняв, как работает система, я начала думать о своем будущем в ней. Видела помощников [судьи], которые сидели там по 15–20 лет и всё надеялись сдать экзамен на судью. Но если за тебя никто не походатайствует, сдать экзамен нереально. Через какое-то время я стала помощником судьи в трудовой книжке, хотя по факту делала всю ту же работу секретаря. На этом мой карьерный рост остановился.

Работала в суде полгода

Когда я пришла в суд, мое первое впечатление было: «О боже, сколько бумаг». Суд — общей юрисдикции или арбитражный — это прежде всего огромная куча дел. При этом работа у всех сотрудников очень монотонная: изо дня в день они выполняют одни и те же действия — бывает, до девяти часов вечера.

Мне нужна была практика, и я выполняла работу секретаря на безвозмездной основе. Разбирала материалы, подшивала, работала с корреспонденцией, вела протоколы судебных заседаний.

Большинство секретарей — выпускники. Эти люди идут в суд ради опыта. И там ты действительно проходишь настоящую школу. В дальнейшем, если работаешь юристом, скрупулезность и ответственность, которой ты здесь научишься, очень пригождается.

Читайте также:  Увольнение в день закрытия больничного

Я думала, что работа в суде похожа на кино: разбираешься в деле, копаешь, расследуешь и всё такое. Но все документы обычно читаются исключительно наискосок. Работники суда и так всё понимают, у них глаз наметан.

Мне кажется, нужно быть фанатиком, чтобы за 15 тысяч рублей в месяц заниматься этим [всю жизнь]. Бывает, что люди по 20 лет работают секретарями. Я говорила с одной женщиной: она говорит, что просто всегда хотела работать в суде.

Что делают неправильно многие юристы в судах?

Никогда не считала, что судебная система несправедлива. Я придерживаюсь позиции, что в большинстве случае справедливость восторжествует. «Всё куплено» — конечно, такое бывает, но это не повсеместное явление.

Часто бывает, что сами стороны не до конца отстояли свою позицию, — например, что-то недосказали. Проблема еще и в том, что у людей отсутствует культура правового самосознания, причем речь идет о разных поколениях.

Мне было очень жалко судей из-за объема работы. В семейной и личной жизни у них вечные неурядицы, потому что они тратят на работу невероятное количество сил и нервов. Это огромные эмоциональные затраты: им приходится разгребать чужое грязное белье.

Я провела в суде не так много времени, чтобы у меня выработалось какое-то профессиональное хладнокровие. Естественно, у людей, которые проработали там больше двух-трех лет, это есть. И думаю, что это правильно. Эмоции отходят на второй план, главное — закон.

За что вы любите свою работу? Отвечают юристы

3 декабря 2018 в 16:48

Что делают неправильно многие юристы в судах?

  • Редакция журнала «Правовая гарантиЯ» поздравляет юристов с профессиональным праздником и желает новых успехов и побед!
  • В этот день мы решили узнать у юристов, за что они любят свою работу.
  • Игорь Авдеев, юрисконсульт (г.Москва):
  • — Конечно, любой скажет, что профессия юриста хороша тем, что можно участвовать в подготовке законопроектов, улучшающих нашу жизнь, можно помогать людям защищать их права или правильно оформлять документы, и будет полностью прав.
  • Но есть у нашей работы и еще одно неочевидное свойство.

Как шутил известный юморист Михаил Задорнов, юристы — самые беспринципные люди. Конечно, доля истины в этой шутке присутствует, но на самом деле соль именно в том, что наша профессия всегда обязывает к выбору – на чьей ты стороне – добра или зла, черного или белого, «хороших парней» или «плохих».

Это свойство делает ее, не побоимся такого сравнения, в чем-то даже сродни религии, и человек, сделавший правильный выбор, становится не просто профессиональнее, но и чище душой. Возможно, именно это и называется счастьем…

Алина Антамонова, руководитель отдела корпоративно-правой работы Ingate:

— Нас всех окружают правоотношения: когда совершаем покупки в супермаркетах, переходим дорогу или смотрим фильмы онлайн. Работа юриста позволяет видеть их более отчетливо. Ты не установишь приложение на телефон, пока не прочитаешь все условия лицензионного соглашения.

Не будешь вводить номер телефона, если нет параметров защиты персональных данных. Даже условия акций в магазине, написанные мелким шрифтом, будешь читать. Потому что не можешь иначе. Или потому, что сам когда-то готовил подобные вещи и знаешь, как там всё хитро сформулировано. Кто-то назовет это профессиональной деформацией.

Я же назову это умением видеть реальную картину мира.

Юрий Брисов, юрист, учредитель LegalSupport:

— Юрист — это не столько профессия, сколько служение духам права. Так и в большинстве кодексов профессиональной этики юристов и адвокатов написано. Данный вид служения проявляется в нескольких направлениях деятельности юриста.

В одной своей ипостаси юрист работает на благо клиента, помогая найти законное решение задач или обеспечить судебную защиту. В суде юрист представляет собой одну из составляющих судебной системы, канал, по которому юридические и физические лица получают доступ к правосудию.

В обществе юрист играет просветительскую роль, будь то консультации клиентов; написание статей в профессиональные и общеинформационные печатные и интернет издания; предоставление комментариев и освещение правовой сути общественных проблем и острых вопросов; получение дополнительного образования и саморазвитие; преподавание и наставничество.

Исходя из вышесказанного, мне кажется, что главное для юриста — осознавать, что юриспруденция не просто профессия, а призвание. Если соответствующее осознание приходит, не любить профессию, пусть и со всеми ее тяготами, становится просто невозможно.

Али Газимагомедов, юрисконсульт ФГБОУ ВО Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина:

— Любить свою работу — значит, в первую очередь, любить себя самого! Работа юристом, приносит много позитива в моей жизни.

Ты получаешь массу положительных эмоций, от того, что ты кому-то помог разобраться в сложном правовом вопросе или в обыденном бытовом.

Данные эмоции несоизмеримы с иными ощущениями удовлетворения, в первую очередь, самим собою. Работать юристом – значит быть полезным нашему обществу. Я горжусь своей работой!

Дмитрий Зацаринский, адвокат (г.Москва):

— Люблю свою работу, потому что она очень разнообразная. Утром ты занимаешься уголовным делом, защищаешь обвиняемого на следствии, а после обеда можешь выступать в суде с иском об отмене договора дарения квартиры. Работа адвоката –

помогать людям, поэтому я ее очень люблю. Оказали некачественные медицинские услуги, не заплатили зарплату, нужно лишить родительских прав недобросовестного отца – поможет грамотный адвокат. Адвокат может решить вопросы, которые почти невозможно решить обычному человеку, поэтому это влиятельная работа. Профессиональный адвокат достойно зарабатывает – это ещё один повод любить свою работу.

Наталия Кочеткова, ведущий юрисконсульт судебно-претензионного отдела ООО «Юридическая компания «ЮСТ.АС»:

— За что я люблю свою профессию? Профессия юриста — одна из самых интересных и творческих, она учит внимательности к деталям, развивает аналитические способности, что по инерции применяется и в обыденной жизни.

Эти качества способствуют более успешной реализации как в личностном, так и в профессиональном плане.

Интерес к профессии никогда не угасает благодаря тому, что постоянно узнаешь что-то новое, есть стремление выйти за рамки своих возможностей и придумать какую-то новую идею в реализации поставленной задачи.

Татьяна Серегина, адвокат Филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов, аспирант Института государства и права Российской академии наук:

— Интересная и познавательная работа. А главное – какое счастье помочь человеку! Спасти его в трудной жизненной ситуации. Ведь благодаря грамотной юридической помощи успешно разрешается множество дел! И в этот замечательный праздник хочется пожелать всем юристам крепкого здоровья и плодотворной успешной работы в защите прав и законных интересов граждан и организаций!

Алексей Смирнов, руководитель судебно-претензионного отдела ООО «Юридическая компания «ЮСТ.АС»:

— Мне нравится работа судебного юриста. Как и в любой другой интеллектуальной работе, процесс надо планировать заранее. При этом, как правило, план не один, а несколько. Интересна работа судебного юриста тем, что как конечный результат, так и отдельные его этапы иногда идут не по плану и всегда надо быть готовым корректировать свои действия, часто так быстро, что нет времени на размышление.

Виктория Суворова, ведущий юрист семейной юридической фирмы «Суворовъ и партнеры» (г.Пятигорск):

— Я люблю свою работу за возможность помогать людям, в основном занимаюсь семейным и налоговым правом. С вопросами обращаются очень часто и мне нравится, что я могу реально помочь человеку!

  1. Также мне нравится быть юристом, так как моя профессия прикладная, благодаря ей я разбираюсь во многих сферах смежных юридической, могу дать совет своим друзьям и близким.
  2. Мы работаем в своей фирме, поэтому несомненным плюсом является то, что мы сами можем выбирать своих клиентов и работать только с теми, с кем хочется.
  3. Елена Юлова, председатель МКА «Юлова и партнеры»:
  4. — Я люблю свою работу, потому что «с ней» не заскучаешь, всегда «что-то происходит» и, порой, такооооое, что ни в каком кино не покажут, ни в какой книге не прочтешь.
  5. И, конечно, благодаря работе я постоянно развиваюсь, учусь чему-то новому, осваиваю разнообразные навыки.
  6. Но самое главное: на протяжении многих лет я чувствую, в том числе и благодаря работе, себя свободной.

ТОП материалов по теме:

Работа юриста: я ее люблю!

Юрист или адвокат? Кого лучше выбрать для судебных споров?

3 декабря – День юриста: о чем мечтают юристы?

«Первые лет пять в судах вас будут возить мордой по столу»: кому не стоит поступать на юрфак

Что делают неправильно многие юристы в судах?Кадр из фильм «Лжец, лжец»

20 лет назад я поступила на юрфак. Иногда я спрашиваю себя — почему и зачем, чёрт возьми. Причина в том, что после окончания школы я практически ничего не знала о том, какие профессии существуют в мире, плохо понимала свои возможности и тем более не понимала, кто такие юристы.

Никто мне не объяснил, что профессия — это не только способ заработать на еду, но и дело твоей жизни, на которое ты почти всю жизнь и потратишь. У меня самой в то далекое время сообразительности на это не хватило.

Я хочу объяснить, почему именно вам, может быть, не стоит пытаться стать юристом. Должна отметить, что мои знания о юридической профессии не всеобъемлющи. Если в сфере гражданского права я ориентируюсь неплохо и много где поработала, то с уголовным всё гораздо хуже. Поэтому я расскажу вам о том, что знаю хорошо, о гражданско-правовой сфере.

Итак, юристов, которые работают в сфере гражданского права, можно условно разделить на две основные категории: юрисконсульты и судебные юристы.

Какие качества обязательно должны быть у юрисконсульта

Юрисконсультов ещё часто называют договорниками или договОрными юристами, потом что 90% их рабочего времени тратится на вычитывание и правку договоров. Про этих юристов широкая публика мало что знает, потому что про их труд не снимешь кино.

Сериал о таком юристе обречён стать самым унылым сериалом в мире. Сидит себе чувак за компом весь день, пишет, пишет, иногда с кем-то ругается по телефону

Естественно, что эта работа для людей, у которых «железная задница». Потому что всю свою рабочую жизнь они проводят, сидя за компьютером. День за днем. Это невозможно для тех, кто плохо переносит рутину и любит быть в движении.

Следующее архиважное качество — внимательность. Одна строчка, да что там строчка, одно слово в договоре может стоить бизнесу очень дорого. А договоры, между прочим, бывают и по 50 листов, и по 100, и по 300.

И сделать их нужно было «ещё вчера». Конечно, каждый человек совершает ошибки. Но один сделает одну ошибку на кило договоров, а другой — двадцать.

Если вас ругали в школе за невнимательность, если вы за это огребали регулярно от учителей и родителей, то хорошо задумайтесь.

Ещё одна любопытная и часто встречающаяся особенность юрисконсультов — это убеждённость в том, что на любой вопрос есть один-единственный правильный ответ.

Хотя судебная практика обычно на один вопрос дает, как минимум, два ответа, легкокрылая надежда нас не покидает… Настоящий юрист в поисках правильного ответа перевернет тонны проф.

литературы и найдет его! Эти святые люди верят, что существует в этом несовершенном мире какой-то идеальный документ или идеальный договор. И всякую бумажку, которая попадает в руки, юрист стремится приблизить к идеалу.

Упрощённой версией этого качества будет канцелярский перфекционизм, то есть стремление всё красиво и правильно оформить. Как вы ведёте свои ученические тетради? У вас есть несколько ручек разных цветов, одним вы аккуратненько пишете заглавие, другим цветом — текст, ещё одним подчеркиваете важные мысли. Если да, то у вас есть шанс стать хорошим юристом.

Читайте также:  Долги россиян продаются на публичных торгах

Самые умные и успешные юристы получаются из людей, стремящихся во всем докопаться до сути. Сначала им приходится заниматься рутиной, как и всем остальным.

Но благодаря искренней увлеченности юриспруденцией как наукой, поиску новых решений, продвижению себя в юридической литературе (профильных журналах) и получению дополнительного образования за границей, умники и умницы становятся партнерами в адвокатских и консалтинговых конторах.

Они в итоге занимаются сложными, иногда малоперспективными, но в любом случае очень хорошо оплачиваемыми делами крупных фирм.

  • Еще одно базовое качество для юрисконсульта — высокий уровень тревожности
  • Потому что основная функция юрисконсульта — это сидеть и придумывать риски, которые теоретически могут возникнуть в той или иной ситуации, и включать в договор условия, которые помогут избежать этих рисков.
  • Если перед тем, как уйти из дома, вы перекрываете газ и выдёргиваете из розеток все бытовые приборы, если вы боитесь ехать в Египет и Турцию, боитесь плавать в море, потому что там вас наверняка за пятку укусит акула, боитесь продавать вещи на Avito, потому что вдруг покупатель придет к вам домой, убьёт вас и украдёт кредитку, то у вас как раз высокий уровень тревожности.

Если у вас низкий уровень тревожности, вы человек безалаберный (по мнению окружающих), хороший юрисконсульт из вас не получится.

Руководство ценит юрисконсультов за то, что те защищают их от воображаемых рисков, реальный шанс наступления которых может быть вполне весомым, а может — стремиться к нулю.

Настоящего юриста вероятность наступления рисков нисколько не волнует — и правильно, а руководство компании чувствует себя с таким специалистом как за каменной стеной.

Тревожность порождает стремление к контролю. Контроль над всем — это способ совладать со своей тревожностью. Люди, имеющие высокий уровень тревожности и стремление к контролю, наверное, получают от юридической работы глубокое удовлетворение. Потому что реализуют свои базовые личностные качества.

Какие качества нужны, чтобы стать хорошим судебным юристом

Большинство абитуриентов мыслят себя именно в этой роли. Оно и понятно. В фильмах и сериалах встречаются именно эти представители профессии.

Обычно они выступают с пламенными речами в суде, сражаются за интересы сирых и убогих или, наоборот, сражаются против сирых и убогих в интересах каких-нибудь богатых мерзавцев.

Откровенно говоря, роль судебного юриста и степень эффективности его работы в этих фильмах немного преувеличена.

Для судебного юриста нужны совсем не те качества, что нужны для договорного

Судебный юрист может знать понемногу обо всём. Он часто не затрудняет себя глубокой проработкой вопроса, с которым к нему обратились. Всё это происходит потому, что основная задача судебника — убедить судью в своей правоте.

Как показывает практика, для того, чтобы убедить кого-то в чём-то, совсем не обязательно приводить сложную и заумную аргументацию. Люди с даром убеждения уверены в себе, имеют хорошо подвешенный язык и быструю реакцию, могут приводить аргументы в свою пользу даже в том случае, если они их только что придумали, а иногда могут просто соврать. Как правило, это люди скорее авантюрного склада.

Если вы застенчивы и отличаетесь тугодумностью, то учтите, что вам нужно будет серьёзно поработать над собой. Точно избавиться от застенчивости и приобрести уверенный вид, научиться спорить и убеждать в своей правоте.

Первые лет пять в судах вас будут возить мордой по столу, пока вы не научитесь отвечать на нападки и ставить людей на место.

Скорее всего вы сможете быть эффективным только в какой-то узкой сфере, которую вы изучите вдоль и поперёк. И главное — у вас должна быть мотивация всё это сделать.

Вы должны хотеть оказывать влияние на людей и хотеть переубедить их

Если в глубине души вы считает, что у каждого есть своя точка зрения и каждый имеет право видеть мир так, как это ему дано природой и богами, что совершенно бесполезно пытаться навязать другому свое мироощущение, то вы явно не хотите никого ни в чём убеждать. Ведь это бессмысленно, правда?

Если же вы убеждены, что есть две точки зрения — ваша и неправильная, если вы считаете, что ваш священный долг — раскрыть глаза другим и подсказать, как сделать правильно и в чём состоит их ошибка, то, возможно, в вас горит тот огонь, который сделает из вас эффективного судебного юриста.

Теперь немного об интеллектуальных способностях юристов. Они должны быть в наличии, тут уж никуда не денешься:) Это общее требование к профессии в целом — уровень интеллекта должен быть как минимум средним.

Как ни крути, это высшее образование — нужно будет много читать, многое учить практически наизусть. Поэтому желательна хорошая память.

Юристы по складу ума — аналитики, нужно уметь логически мыслить и систематизировать информацию.

Кроме того, нужно более-менее прилично владеть русским языком. Литературно одаренные люди случаются среди юристов в порядке исключения, и большая часть служителей закона косноязычна (увы), но знаний должно хватать, чтобы писать без грамматических ошибок.

Возвращаясь к юридическим профессиям, помимо тех, о которых я писала выше, есть ещё судьи, всякие помощники прокуроров по гражданским делам, нотариусы. Тут углубляться не стоит. Это почти что наследственные должности. Дети нотариусов становятся нотариусами, дети судей — судьями.

Иногда они меняют своих детей местами, чтобы не так бросалось в глаза. Если у ваших родителей нет административного ресурса, о карьере судьи можно не мечтать. О карьере нотариуса можно совсем забыть. Или быть готовым перегрызть семь железных хлебов и стоптать семь пар железных сапог.

Неочевидные минусы юридического образования

Если вы учились в российском вузе — работать по профессии вы сможете только в России. Нигде больше в мире вы не будете нужны.

Если у вас диплом врача, программиста, повара, вы можете рассчитывать на то, что после языковых курсов и курсов переподготовки сможете работать в другой стране. На юриста-специалиста в другой стране вам нужно будет учиться заново.

Исключение составляют, наверное, юристы-международники, но их доля в общем количестве специалистов ничтожно мала.

Если вы юрист, вы должны работать по специальности без больших перерывов.

Если вы не работали по профессии больше полутора-двух лет по каким-то своим причинам — всё, привет, работать по профессии вас никто не возьмёт.

Потому что вы отстали и не в курсе постоянно меняющегося законодательства и практики. Конечно, это не абсолютное препятствие для устройства на работу, но устроиться вам будет очень и очень сложно.

О тех, кто уходит в декрет, разговор особый. Всё-таки после декрета выходят работать на то же место в той же компании, что худо-бедно гарантировано законом. К тому же вас уже знают, и если вы себя зарекомендовали как адекватный человек и специалист, понятно, что в несколько месяцев вы нагоните упущенное и будете работать с тем же уровнем отдачи.

Думаю, что для выпускников сегодня главное — это выдержать истерику родителей по поводу поступления. Халява кончилась, нужно как можно быстрее расстаться с советскими иллюзиями о том, что надо непременно получить высшее образование, а там хоть трава не расти.

Если вы получите не то образование и не там, вы не просто потеряете пять лет жизни, но и обречёте себя на то, что всю жизнь, каждое утро вы будете открывать глаза и думать о том, что снова нужно идти на работу и делать то, что неинтересно, скучно и адски надоело.

Можно ли взыскать с юриста ущерб, если по его вине было проиграно дело

Вопрос, как можно взыскать с юриста ущерб, если он по своей вине проиграл дело, очень сложный, поскольку проблематично доказать суду, в чем именно вина и некомпетентность юриста. В такой запутанной ситуации поможет разобраться консультация компетентного специалиста.

Получи первичную консультацию от нескольких компаний бесплатно: оформи заявку и система подберет подходящие компании!

По этой услуге подключено 538 компаний

Начать подбор в несколько кликов >

Какие нужны доказательства для взыскания ущерба с юриста

Чтобы взыскать с юриста ущерб, нужно тщательно подготовить доказательства некачественных услуг, причинно-следственных связей между проигрышем в деле и компетенцией юриста.

Качество юридических услуг нельзя оценить по общепринятым критериям, поскольку у юристов особый статус, они не являются предпринимателями (Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.

2002 N 63-ФЗ). Примеры бездоказательных обвинений, которые не будут приняты судом:

  • юрист явился в зал судебного заседания неподготовленным;
  • защитник нетактично разговаривал со своим доверителем;
  • юрист подготовил плохо читаемые копии документов;
  • защитник не изучил дело перед его рассмотрением в суде.

Доказательства должны свидетельствовать о непрофессионализме юриста, повлекшего ущерб. Проигрыш в деле — это не основание, чтобы взыскать убытки с юриста, ведь адвокат оказывает не услугу, а юридическую помощь. К ошибкам юриста может относится совершение заведомо ничтожной сделки.

Явная недобросовестность исполнения обязанностей, повлекшая ущерб, например, необоснованный пропуск оговоренных сроков, заседания суда, защита интересов третьих лиц — все эти факты нарушений должны подтверждаться доказательствами, свидетельскими показаниями, чтобы взыскать с юриста ущерб.

Договор на юридические услуги при взыскании ущерба с юриста

При обращении за юридической помощью обязательно нужно заключать договор, сохранять все квитанции об оплате услуг, в противном случае ваш шанс взыскать ущерб с юриста в суде минимальный. Ни один уважающий себя адвокат или юридическая компания не будут работать без заключения соглашения.

Важно обращать внимание на формулировки в договоре. Например, если в соглашении прописано просто оказание «юридических услуг», то вы не сможете взыскать ущерб с юриста.

Ростовский областной суд в своем постановлении от 17 мая 2012 г.

по делу № 33-5206 отказал истцу в возмещении ущерба с юриста, поскольку предметом соглашения было «только оказание юридических услуг, а не достижение конкретного результата».

Не торопитесь подписывать с юристом акт приема оказанных услуг, обратите внимание на формулировки в нем, поскольку этот документ — безусловный довод в пользу юриста. После его подписания взыскать с юриста ущерб практически невозможно.

Поведение доверителя в процессе работы с юристом

Пассивное поведение клиента в процессе оказания юридических услуг снижает вероятность доказать суду при необходимости вину защитника в проигранном деле и взыскать компенсацию. Если вы не возражаете против оплаты услуг юриста, значит вы согласны с его действиями, признаете их правомерность, и взыскать ущерб просто нет оснований.

Если у вас есть сомнения в правильности действий юриста, то пишите мотивированные претензии, они могут стать доказательством в суде.

Можно попросить дополнительную консультацию или совершить определенные действия в рамках вашего договора, но таким образом, чтобы можно было доказать непрофессиональность юриста и взыскать с него ущерб.

Страхование ответственности юриста

В статье 19 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» говорится о том, что адвокат может застраховаться на случай нарушения условий юридического соглашения.

В таком случае причиненный вам ущерб будет возмещаться страховой компанией.

Этот момент обязательно должен быть прописан в договоре с указанием страховой компании.

Обязательно обращайте внимание на указанную там же величину страхового покрытия, которую можно будет взыскать с юриста при возникновении убытков.

Уважающая себя юридическая компания обязательно заключает соглашения с клиентами и имеет внушительную сумму страхового покрытия на случай ошибок адвокатов. Обращение к квалифицированным юристам крупных консалтинговых компаний поможет вам избежать ошибок и разочарований от проигранного дела.

На просторах интернета много предложений от частных лиц с заманчивым ценником и нулевыми гарантиями, с которых не взыскать ни копейки ущерба. Не забывайте хорошую русскую пословицу: «скупой платит дважды».

Источники:

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 N 63-ФЗ

Определение Ростовского областного суда от 17.05.2012 по делу N 33-5206

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *