Как защититься от субсидиарной ответственности?

Как защититься от субсидиарной ответственности?

Все знают, что собственников бизнеса могут привлечь к субсидиарной ответственности, тогда им придётся расплачиваться личными деньгами и имуществом. Но иногда такая же участь может постичь и главбуха компании, даже если он не собственник, а всего лишь наёмный работник. Рассказываем, когда такое возможно и как этого избежать.

Как защититься от субсидиарной ответственности?

В любом обязательстве есть основной должник: покупатель, получивший отсрочку, налогоплательщик, заёмщик по кредиту и т.п.

Если долг не погашен в срок, то кредитор должен сначала обратится к основному должнику. Например, кредитор может провести с основным должником взаимозачёт или взыскать с него долг в бесспорном порядке, если такое право есть у кредитора по закону или договору.

Если получить деньги от основного должника не удалось, кредитор может предъявить требования к дополнительным должникам в порядке субсидиарной ответственности (ст. 399 ГК РФ).

Связь между основным и дополнительным должником и возможность привлечения к субсидиарной ответственности может быть установлена законом, определена договором или доказана в суде.

В нашем случае основной должник — это компания, а дополнительный — штатный главный бухгалтер или другое лицо, которое ведет бухучёт в организации.

Это может быть аутсорсинговая фирма или бухгалтер-фрилансер, который работает по договору гражданско-правового характера (ГПХ).

В статье всех их будем условно называть «главбухами», так как правила применения к ним субсидиарной ответственности в основном одни и те же.

При банкротстве компании

Недобросовестные собственники и руководители иногда сначала выводят активы, а потом банкротят компанию. В итоге кредиторы теряют свои деньги.

Чтобы защитить права кредиторов, законодательство о банкротстве содержит подробный механизм применения субсидиарной ответственности (глава III.2 закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ).

При банкротстве к субсидиарной ответственности могут привлечь контролирующих должника лица (КДЛ). Это те физические и юридические лица, которые в течение трёх лет накануне банкротства могли оказывать определяющее влияние на действия должника. В списке таких лиц есть и главный бухгалтер (пп. 3 п. 2 ст. 61.10 закона № 127-ФЗ).

Кредиторы могут подать иск о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности не только во время процедуры банкротства, но и в течение трёх лет после ее завершения. С момента самого нарушения при этом должно пройти не более 10 лет (ст. 61.14 закона № 127-ФЗ).

Одна из причин, по которой КДЛ могут быть привлечены к субсидиарной ответственности — это отсутствие бухгалтерских документов или искажение информации в них (пп. 2 п. 2 ст. 61.11 закона № 127-ФЗ).

Хотя формально за ведение бухучёта в организации отвечает руководитель, но на практике именно главбух обычно контролирует ведение бухгалтерской документации и организует её хранение.

По мнению Верховного суда действия иных (кроме директора) лиц, в частности — главбуха, могут быть признаны причиной банкротства, если доказано, что эти действия привели к утрате или искажению бухгалтерских документов (п. 24 постановления).

Дело Цыбина В.А.

Это известное дело главбуха строительной компании. Оно выделяется суммой иска: суд постановил взыскать с директора и главбуха солидарно 97 млн руб. налоговой задолженности организации. Солидарное взыскание означает, что кредитор имеет право получить деньги с любого из должников по своему выбору, или с обоих в любой пропорции (ст. 323 ГК РФ).

Иск налоговиков поддержали все судебные инстанции, вплоть до Верховного Суда РФ (определение ВС РФ от 27.11.2019 № 305-ЭС19-21244).

Судьи указали на то, что Цыбин В.А. включал заведомо недостоверные данные в бухгалтерские и налоговые регистры, а затем формировал на основе искажённых данных налоговые декларации. Суд решил, что главбух действовал согласованно с директором с целью причинения ущерба бюджету РФ.

  • Дело ООО «САНСАР»
  • К субсидиарной ответственности могут привлечь не только штатного бухгалтера, но и аутсорсинговую компанию, если она отвечала за ведение бухучёта должника.
  • Например, суд постановил взыскать 10,9 млн рублей задолженности организации солидарно с руководителя ООО «САНСАР», его заместителя и бухгалтерской компании, которая вела учёт общества.

Суд отметил, что в организации бухучёта компании были выявлены существенные нарушения. Например, на предприятии не был организован должным образом контроль за наличными деньгами и не проводились обязательные инвентаризации перед составлением годовой отчётности. Поэтому достоверность бухгалтерских данных, с точки зрения суда, вызывает сомнение.

Дело Ахмадеевой Г.Г.

Главбух может доказать свою невиновность в суде и отбиться от претензий кредиторов, но сделать это иногда бывает весьма непросто.

Пример — еще одно резонансное дело о взыскании налоговых долгов транспортной компании с бухгалтера Ахмадеевой Г.Г., которая вела бухучёт по договору ГПХ. Налоговики при проверке в 2014 году доначислили предприятию более 4 млн руб. налогов. По мнению инспекторов, компания незаконно применяла ЕНВД, искусственно сократив число автомобилей, чтобы вписаться в критерии для этого спецрежима.

Организация не смогла рассчитаться с долгами, возникшими после проверки, и в 2017 году начала процедуру банкротства. Налоговики потребовали солидарно взыскать с бывшего директора и бухгалтера сумму задолженности компании перед бюджетом, которая с учетом штрафов и пени достигла 5,7 млн руб.

Сначала все судебные инстанции поддержали налоговиков, и в итоге дело дошло до Конституционного Суда РФ (постановление от 08.12.2017 № 39-П). КС РФ отметил, что в общем случае нельзя взыскивать с физических лиц недоимку организации по налогам до того момента, пока компания не будет ликвидирована или не будут исчерпаны все предусмотренные законом возможности для взыскания с нее долга.

Кроме того, судьи КС РФ указали, что в каждом конкретном случае нужно учитывать степень вины физического лица, в частности — факты его незаконного обогащения в результате уклонения компании от налогов. Подобных фактов в отношении Ахмадеевой Г.Г. установлено не было. Как следует из материалов дела, вознаграждение Ахмадеевой Г.Г. по договору ГПХ составляло от 20 до 22 тыс. руб. в месяц.

По решению КС РФ дело Ахмадеевой Г.Г. было направлено на пересмотр. В итоге Арбитражный суд Свердловской области отказал в привлечении бухгалтера к субсидиарной ответственности (определение от 16.04.2021 по делу № А60-59392/2016).

Одним из основных доводов защиты было то, что Ахмадееву Г.Г. нельзя признать контролирующим должника лицом, так как она не принимала участия в управлении компанией.

В частности, всю бухгалтерскую и налоговую отчетность подписывал директор. Бухгалтер в соответствии с договором, только вела учёт и готовила отчётность. В принятии управленческих решений, в т.ч.

о переходе на режим ЕНВД, она не участвовала, и доказательств обратного налоговики не представили.

Главбух может пострадать и при работе в действующей организации. Например, банки при выдаче кредитов часто требуют поручительства первых лиц компании.

Чаще всего речь идет о собственниках и директоре, но иногда кредитная организация запрашивает и поручительство главбуха.

Если затем компания не сможет рассчитаться по кредиту, то главбуху придётся вместе с остальными руководителями гасить задолженность перед банком.

Также кредиторы могут взыскать долги с ответственных лиц брошенной компании. Речь идет о ситуации, когда юридическое лицо не сдавало отчетность и не проводило операций по счетам более года. Налоговики могут самостоятельно исключить такую организацию из ЕГРЮЛ (ст. 21.1 закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ).

Субсидиарная ответственность собственников бизнеса при банкротстве: как защититься?

Как защититься от субсидиарной ответственности?

  • Андрей Григорьев
  • Адвокат (адвокатская палата города Москвы), управляющий партнер юридической фирмы «Григорьев и партнеры»
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Если посмотреть заголовки юридической публицистики последних лет, то может сложиться впечатление, что субсидиарная ответственность – это настоящий бич собственников бизнеса, то, что практически неминуемо ждет каждого, кто связан с управленческой деятельностью. Юристы и арбитражные управляющие наперебой пугают своих потенциальных клиентов, грозя им «субсидиарной карой», с трибун юридических конференций. Так ли это и какие существуют проблемы и пробелы в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности разберем в этой колонке.

В первую очередь, чтобы быть объективными в оценке «бедствия», обратимся к статистике.

По данным ЕФРСБ количество удовлетворенных заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности остается неизменным уже третий год подряд и составляет около 40% от всех поданных заявлений.

При этом существенный, почти в 2 раза, рост количества решений о привлечении произошел по итогам 2018 года и составил 38% против 22% годом ранее. 

Таким образом, объективные цифры говорят о том, что суды привлекают собственников бизнеса к субсидиарной ответственности менее чем в половине случаев. То есть статистический шанс защититься от этой напасти составляет больше 50%, что уже неплохо.

Однако, одной статистикой судебный процесс не выиграть. Поэтому предлагаю предпринять небольшое исследование законодательства и его судебной трактовки, которое возможно поможет при защите доверителей от привлечения к ответственности.

  1. Для начала обратимся к Федеральному закону от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ), который в действующей редакции предусматривает всего 2 основания для привлечения к ответственности: 
  2. Поскольку дела о банкротстве нередко рассматриваются более 5 лет, то в некоторых случаях может применяться старая редакция Закона № 127-ФЗ, что требует тщательного анализа периода вменяемых ответчику деяний в каждом отдельном случае с целью определения норм, подлежащих применению и, в частности, срока исковой давности.
  3. Несвоевременная подача заявления о собственном банкротстве
Читайте также:  При продаже имущества банкрота стоимость лота на торгах может составить 1 рубль

Статья 61.12 Закона № 127-ФЗ на первый взгляд устанавливает достаточно ясное основание – факт отсутствия заявления о банкротстве организации в условиях наступившей неплатежеспособности или несвоевременная подача такого заявления.

Однако, первая же трудность, с которой приходится сталкиваться при доказывании данного основания – это установление даты, в которую возникла обязанность обратиться с заявлением о банкротстве. При этом ст. 61.12 отсылает нас к ст.

9 Закона № 127-ФЗ, которая содержит перечень случаев, порождающих такую обязанность.

Однако, во-первых данный перечень открытый. Во-вторых, критерии, которые там указаны, носят субъективный характер, их сложно обосновать и доказать. 

Разберем для примера лишь один случай, предусмотренный абз. 6 п. 1 ст. 9 Закона № 127-ФЗ: должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества. Определение недостаточности имущества содержится в ст.

2 Закона № 127-ФЗ: превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника; понятие неплатежеспособности содержится там же: прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом указанная норма содержит презумпцию недостаточности денежных средств.

Долгое время арбитражные суды достаточно формально подходили к данному критерию и руководствовались признаками, установленными в ст. 3 Закона № 127-ФЗ: неисполнение должником обязательств перед контрагентами или работниками в течение 3 месяцев. Однако, с развитием практики сложилась тенденция отхода от формализма.

Так, в 2020 году Верховный Суд Российской Федерации в одном из дел указал, что само по себе возникновение задолженности перед контрагентами в отдельные временные периоды является типичным для предпринимательской деятельности (Определение Верховного Суда РФ от 30 июля 2020 г. № 310-ЭС20-8456 по делу № А08-1410/2019). 

В другом деле суды сочли, что неоплата долга отдельному кредитору не может отождествляться с наступившей неплатежеспособностью (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 2 июля 2020 г.

№ Ф08-4737/2020 по делу № А32-1940/2019). Определением Верховного Суда РФ от 8 октября 2020 г.

№ 308-ЭС20-14426 было отказано в передаче дела № А32-1940/2019 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления.

Указанные позиции ВС РФ были успешно использованы автором при выстраивании линии защиты в двух делах, одно из которых прошло судебный контроль в трех инстанциях (последний судебный акт – Постановление арбитражного суда Московского округа от 28 июня 2021 г. по делу № А41-25946/2020), а второе завершилось на стадии апелляции (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июня 2021 г. по делу № А41-25690/2020).

Такой уход от формального подхода к признаку неплатежеспособности безусловно является прогрессом. Однако, введенное ВС РФ (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 июля 2017 г.

№ 309-ЭС17-1801 по делу № А50-5458/2015) в судебную практику понятие «объективное банкротство» несильно исправило ситуацию с установлением момента наступления неплатежеспособности, который по настоящее время является дискуссионной темой как в научных кругах, так и при рассмотрении судом конкретного дела.

Невозможность полного погашения требований кредиторов в деле о банкротстве

Указанное основание на первый взгляд сформулировано достаточно странно. Поскольку процедура банкротства уже предполагает, что кредиторы не получат полного удовлетворения в силу наступившей неплатежеспособности организации.

Не спасает ситуацию и указание в п. 1 ст. 61.

11 Закона № 127-ФЗ на виновные действия или бездействия контролирующего должника лица, как основание для привлечения к ответственности, поскольку Закон № 127-ФЗ не содержит какого-либо перечня подобных действия (бездействий). Существует лишь презумпция вины, которая установлена ч. 2 этой же статьи, и «срабатывает» в суде при наличии одного из перечисленных в этой норме обстоятельств.

Указанная презумпция призвана облегчить процесс доказывания для арбитражных управляющих (или кредиторов). Однако, данная презумпция является опровержимой, то есть может быть преодолена ответчиком в ходе рассмотрения дела.

Например, подп. 2 п. 2 ст. 61.

11 Закона № 127-ФЗ может быть опровергнут представлением бывшим руководителем должника доказательств невозможности исполнить обязанность о передаче документации должника конкурсному управляющему вследствие объективных факторов, находящихся вне его контроля, например при наличии уголовного дела, в рамках которого следователем были изъяты соответствующие документы (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30 сентября 2019 № 305-ЭС19-10079 по делу № А41-87043/2015).

Говоря о презумпциях, предусмотренных главой III.2 Закона о банкротстве, необходимо вслед за ВС РФ (Определение Верховного Суда РФ от 22 июня 2020 г.

по делу № 307-ЭС19-18723(2,3) напомнить, что их основная цель – распределить бремя доказывания среди участников процесса, как правило, переложив это бремя на более информированную сторону. Общая направленность этих презумпций – обвинительная.

Это означает, что не заявитель должен доказывать наличие вины ответчиков, а ответчики (лица, привлекаемые к субсидиарной ответственности) должны доказывать отсутствие вины, то есть опровергать презумпции соответствующими доказательствами.

Непонимание этого важного положения Закона о банкротстве, наверное в половине случаев, приводит к отсутствию качественно выстроенной защиты ответчиков и привлечению их к субсидиарной ответственности в «полуавтоматическом режиме».

Кроме уже указанной презумпции ч. 2 ст. 61.11 Закона № 127-ФЗ, необходимо отметить следующие:

  • презумпция контролирующего должника лица – лица указанные в п. 4 ст. 61.10 Закона № 127-ФЗ считаются КДЛ, пока не доказано иное,
  • презумпция наличия причинной связи между невозможностью удовлетворения требований кредитора и неподачей (несвоевременной подачей) заявления о банкротстве – может быть опровергнута в силу указания п. 2 ст. 61.12 Закона № 127-ФЗ .

Однако, с учетом уже упоминавшейся специфики применения редакции Закона № 127-ФЗ, существует проблема отнесения данных презумпций к процессуальному или материальному праву. Согласно п. 3 ст.

4 Федерального закона от 29 июля 2017 № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» в совокупности с ч. 4 ст.

3 Арбитражного процессуального кодекса, к рассматриваемым в настоящий момент спорам применяется действующее процессуальное право. 

При этом, материальное право должно применяться в редакции закона, действовавшей в момент исследуемых судом действий (бездействий) ответчика, о чем говорит подход, изложенный в пункте 2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2010 г. № 137, и нашедший свое отражение в судебной практике (см.

, например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 сентября 2020 г. № Ф05-13870/2020 по делу № А41-40498/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 сентября 2020 г.

№ Ф05-16080/2017 по делу № А41-27065/2017, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 сентября 2020 № Ф05-13314/2020 по делу № А40-113935/2018).

Таким образом, сторонники отнесения презумпций к нормам процессуального права готовы применять их во всех без исключения спорах о субсидиарной ответственности. В тоже время, сторонники точки зрения, что презумпции – это нормы материального права, считают неоправданным их применение в спорах об обстоятельствах имевших место до появления в Законе № 127-ФЗ соответствующих презумпций.

Возвращаясь к вопросу вины привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц, в частности к ее доказыванию и установлению, необходимо отметить, что даже несмотря на имеющееся в распоряжении судов Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г.

№ 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», с установлением вины все еще имеются большие трудности.

В практике ВС РФ по несколько раз в год встречаются кейсы в которых Суд отменяет нижестоящие решения как о привлечении к ответственности, так и об освобождении от нее. 

Регулярно анализируя такие кейсы автор колонки выработал метод использования судебной практики от «противного», когда даже «обвинительное» Определение ВС РФ может быть использовано при защите доверителей от субсидиарной ответственности.

Так например в уже упоминавшемся Определении Верховного Суда РФ от 22 июня 2020 г. по делу № 307-ЭС19-18723(2,3) можно взять на вооружение 3 критерия для установления того, повлекло ли поведение ответчиков банкротство должника, которые выделил ВС РФ на основе Постановления Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53:

  1. наличие у ответчика возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника (что, например, исключает из круга потенциальных ответчиков рядовых сотрудников, менеджмент среднего звена, миноритарных акционеров и т.д., при условии, что формальный статус этих лиц соответствует их роли и выполняемым функциям);
  2. реализация ответчиком соответствующих полномочий привела (ведет) к негативным для должника и его кредиторов последствиям; масштаб негативных последствий соотносится с масштабами деятельности должника, то есть способен кардинально изменить структуру его имущества в качественно иное — банкротное — состояние (однако не могут быть признаны в качестве оснований для субсидиарной ответственности действия по совершению, хоть и не выгодных, но несущественных по своим размерам и последствиям для должника сделки);
  3. ответчик является инициатором такого поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем возникших в связи с этим негативных последствий.
Читайте также:  Подделал трудовую книжку для получения кредита – Ответственность

Процедура привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве 

Рассуждая о проблемах привлечения к субсидиарной ответственности, нельзя пройти стороной новую для кредиторов возможность привлекать к субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве, например после его завершения или даже минуя этот длительный процесс. 

Здесь необходимо отметить недостатки юридической техники законодателя. Так, например, п. 1 ст. 61.19 Закона № 127-ФЗ, который устанавливает круг лиц, имеющих право обратиться с соответствующим заявлением, содержит отсылочную норму на п. 3 ст. 61.14 Закона № 127-ФЗ, который касается только одного основания для привлечения к субсидиарной ответственности – по ст. 61.11 Закона № 127-ФЗ.

При этом п. 4 ст. 61.14 Закона № 127-ФЗ содержит указание на круг лиц, которые также могут обратиться с соответствующим заявлением уже на основании ст. 61.12 Закона № 127-ФЗ.

Однако, сравнение текста этих двух пунктов (п. 3 и п. 4) указанной ст. 61.

14 Закона № 127-ФЗ, не позволяет однозначно установить может ли заявитель по делу о банкротстве обратиться с заявлением по основанию ст. 61.

12 Закона № 127-ФЗ в случае прекращения производства по делу о банкротстве до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве (то есть на стадии рассмотрения судом обоснованности заявления).

Также, у судов возникают трудности с применением процессуальных норм. Несмотря на прямое указание подп. 2 п. 4 ст. 61.19, п. 5 ст. 61.19 Закона № 127-ФЗ на применение правил обычного искового производства или правил рассмотрения «групповых исков» (глава 28.

2 АПК РФ), суды смешивают процессуальные нормы АПК РФ и Закона № 127-ФЗ.

Например, по иску, рассмотренному вне рамок дела о банкротстве, в качестве итогового судебного акта выносится определение суда (как в деле о банкротстве), а не решение (как в исковом производстве), что в свою очередь влияет на процессуальные сроки для обжалования.

Кроме этого, суды часто не используют презумпции, упомянутые выше и в «отказных» решениях указывают, что истцом не были доказаны обстоятельства, которые на самом деле презюмируются Законом № 127-ФЗ и, вообще говоря, должны опровергаться ответчиком. 

Больше вопросов чем ответов

Именно такой фразой хочется завершить наши небольшие рассуждения. Обилие количества дел о привлечении к субсидиарной ответственности, прошедших все 3 инстанции и доходящих до ВС РФ, говорит не только об актуальности этого института возмещения ущерба кредиторам, но и о сложности споров и о несовершенстве законодательства. 

Вместе с этим, для юриста, защищающего ответчиков по таким делам, несмотря на казалось бы негативный тренд, существует достаточно возможностей использовать в своей работе весь инструментарий от нахождения пробелов в Законе № 127-ФЗ, до использования в своих процессуальных документах правовых позиций ВС РФ, взятых даже из негативной судебной практики.

Нечаев и партнеры

Признание финансовой несостоятельности компании в суде не гарантирует отсутствия обязательств у ее руководителя, акционеров, учредителей, главного бухгалтеры и иных должностных лиц.

Субсидиарная ответственность при банкротстве – распространенный исключительный механизм защиты интересов кредиторов, восстановления их прав и превенции фиктивности процедуры. Возможность ее применения зависит от степени вины руководства и организационно-правовой формы юридического лица.

Контролирующее лицо может не подозревать, что по закону или договору отвечает материально за действия или бездействие, которые способствовали банкротству.

Юридическая фирма «Нечаев и Партнеры» оказывает профессиональную правовую поддержку, разрабатывает стратегию, как избежать субсидиарной ответственности при банкротстве, предоставляет комплексные правовые и финансовые услуги. Мы прилагаем все усилия, чтоб минимизировать риски и обеспечить клиентам надежный правовой статус.

На кого возлагается субсидиарная ответственность?

Любая признаваемая банкротом компания имеет контролирующее должника лицо или несколько таких субъектов.

КДЛ могут быть юридическое или физическое лицо, если на протяжении трех лет до возникновения признаков банкротства компании, а также в период времени до подачи в суд заявления у них было право давать должнику распоряжения и указания, которые являются обязательными для исполнения, или иным образом влиять на действия и решения.

Именно им грозит привлечение к субсидиарной ответственности. Если иное не доказано, к таким субъектам относятся руководители, ликвидаторы, члены ликвидационной комиссии, управляющие организации, члены исполнительного органа.

Кроме того, КДЛ – это любые лица, у которых было право самостоятельно или при согласовании с другими заинтересованными субъектами распоряжаться половиной и более голосующих акций и минимум 50 % долей уставного капитала. Еще одна группа – субъекты, которые вследствие незаконности и недобросовестности управленцев извлекали выгоду из такого поведения.

Что означает возможность определять действия должника

Субсидиарный ответчик признается таковым, если в силу своей компетенции или по иным основаниям он имел право определять действия и политику компании-банкрота. То есть этому способствовали:

  • должностное положение – например, финансовый директор, главный бухгалтер, лицо, имевшее право избирать, назначать руководителя должника;
  • полномочия на совершение сделок от имени должника, в том числе в соответствии с нормативно-правовыми актами, зафиксированными специальными полномочиями или на основании доверенности;
  • отношение родства или близкого положения с должником, руководителем или членам управленческого органа;
  • иной статус, позволяющий влиять на руководителей или членов их семей, в том числе силой принуждения или иного определяющего влияния.

Арбитражный суд при наличии веских оснований может признать такой статус других лиц. При этом защита от субсидиарной ответственности всегда распространяется на субъектов, участие которых ограничивается только владением менее чем 10 % уставного капитала и получением стандартного дохода от деятельности.

Случаи привлечения к субсидиарной ответственности

Доказательством того, что контролирующее должника лицо негативно влияло на компанию, служат умышленное совершение действий или бездействие, впоследствии повлекшие финансовую несостоятельность и банкротство.

Аналогичный вывод делается, если деньги компании расходовались на личные нужды, имущество распродавалось по необоснованно низкой цене, которая существенно отличается от рыночной стоимости.

Привлечение к субсидиарной ответственности следует, если КДЛ несвоевременно подало или не предоставило заявление о признании юридического лица банкротом при наличии для этого всех оснований.

Правомерность и добросовестность руководителей под сомнением, если заключались сделки, которые являются неэффективными и характеризуются сомнительными, чрезмерно рискованными и нелогичными условиями. Каждый случай требует детального изучения. Юристами выстраивается защита от субсидиарной ответственности на факте отсутствия причинно-следственной связи между действиями КДЛ и наступившими последствиями в виде банкротства.

Номинальный и фактический руководитель

Практика знает ситуации, когда управленцы формально являются членами состава юридического лица, но фактически не имеют отношения к процессу руководства. Например, управление полностью передоверено третьему лицу, и есть подтверждающие документы.

Такая схема не позволить избежать субсидиарной ответственности – номинальный руководитель не утрачивает статус контролирующего должника лица, поскольку по закону не лишается возможности оказывать влияние и обеспечивать надлежащую работу.

В этом случае вина будет предъявлена и фактическому, и номинальному управленцам, и они оба будут нести субсидиарную ответственность солидарно. Аналогичные правила распространяются на учредителя, ликвидатора, каждого члена органа управления компании. Единственное, на что можно рассчитывать, – уменьшение размера.

Юридическая фирма «Нечаев и Партнеры» предоставит исчерпывающую консультацию по каждому конкретному случаю и позволит обезопасить статус клиента на любом этапе.

Права и обязанности субсидиарного должника – КДЛ

Защита от субсидиарной ответственности выстраивается на умелом использовании юристом арсенала прав и обязанностей контролирующего должника лица. Так, если в отношении этого субъекта подано заявление в рамках дела о банкротстве, он приобретает статус ответчика по делу.

Его обязанность – составление и направление в арбитражный суд, инициатору разбирательства отзыва на исковое заявление. Этот процессуальный документ во многом определяет дальнейший исход дела.

Квалифицированный юрист по арбитражным спорам сможет извлечь максимум выгоды для ответчика и грамотно подготовить отзыв, парируя аргументы обвинения. Так выстраивается линия защиты для превенции наказания.

Правом потенциального субсидиарного должника является направление обратного требования к должнику по делу о банкротстве, то есть регресс. Кроме того, субъект наделяется всеми правами стороны процесса – представлять доказательства, привлекать представителя, апеллировать на решение, заявлять отводы, знакомиться с материалами дела.

Читайте также:  Как урегулировать задолженность по кредиту?

Как предотвратить субсидиарную ответственность

Рекомендации по превенции в первую очередь сводятся к обеспечению надежной правовой и финансовой защиты. Это позволит:

  • ответственно и предусмотрительно подходить к выбору контрагентов;
  • грамотно вести бухгалтерскую и отчетную документацию, следить за ее сохранностью и содержанием, своевременно восстанавливать утерянные или искаженные документы;
  • проводить сделки с позиции юридической чистоты и прозрачности, избегать заведомо невыгодных договоров с аффилированными лицами по ценам гораздо ниже рыночных;
  • регулярно проводить правовой анализ и финансовый аудит;
  • мониторить состояние задолженности, принимать меры по эффективному взысканию дебиторской задолженности, контролировать выполнение обязательств;
  • выстраивать коммуникации с контрагентами и кредиторами, использовать все механизмы досудебного урегулирования споров.

Юридическая фирма «Нечаев и Партнеры» предоставит профессиональную поддержку и комплексное сопровождение бизнеса, проконсультирует, как избежать субсидиарной ответственности учредителя и других контролирующих лиц при банкротстве, разработает стратегию защиты и внедрит ее на практике.

Способ делегирования

Привлечение руководителя к ответственности в связи с заключением сделок, например, которые повлекли налоговые доначисления, реально, только если будут доказаны степень влияния на условия и сам факт заключения такой сделки.

Эффективной мерой превенции станет привлечение к принятию деловых решений нескольких лиц – сособственников, других учредителей, исполнительного органа компании. Так распределяется и делегируется ответственность, повышаются шансы рациональных, законных решений по бизнесу.

С помощью такого механизма принятия совместных решений легче выстраивать доказательственную базу и аргументировать обоснованность влияния, отсутствие возможности поступить по-другому. Один из секретов, как избежать субсидиарной ответственности при банкротстве, – принимать решения вместе с собственниками.

Так вероятность, что руководитель будет привлекаться к материальной ответственности по инициативе учредителей, минимальная. Параллельно важно фиксировать обстоятельства, повлекшие принятие тех или иных решений.

Способ должной осмотрительности

Защита от субсидиарной ответственности выстраивается на доказательствах чистоты и безупречной репутации контрагентов – без признаков аффилированности, фиктивности. Этим объясняется необходимость тщательного изучения контрагентов, особенно по крупным сделкам на большие суммы.

Есть определенные стандарты осмотрительности, которыми руководствуются юристы при сопровождении договоров. В их числе – проверка деловой репутации, уровня платежеспособности. У каждой реальной, то есть нетехнической компании всегда есть «следы» на рынке, то есть своя история ведения бизнеса.

Важно включать в договор так называемые пункты дополнительной защиты от рисков и налоговые оговорки, что является определенной финансовой подушкой. Это служит весомой аргументацией при выстраивании линии защиты субсидиарного должника из числа КДЛ.

В Юридической фирме «Нечаев и Партнеры» есть независимые аудиторы, которые имеют достаточный арсенал возможностей для полноценной проверки контрагентов.

Способ правового анализа и аудита

Один из инструментов, как избежать субсидиарной ответственности и предотвратить претензии, – своевременно и регулярно проводить независимый аудит, запрашивать правовой анализ ситуации. Так выявляются финансовые и юридические риски, вырабатываются рекомендации по их предотвращению или минимизации.

Нежелательное банкротство и привлечение к субсидиарной ответственности легче предотвратить, чем устранить негативные последствия. Именно поэтому важен реальный аудит в собственных интересах. На этом пункте, как и на комплексном правовом сопровождении бизнеса, нельзя экономить.

Понимание реальной ситуации позволяет выработать стратегию, предотвратить управленческие ошибки, привести в порядок документацию и сделать ее корректной, своевременно подготовиться к возможным внеплановым проверкам.

Такой шаг служит подтверждением, что руководителем и другими контролирующими должника лицами предпринимались действия по недопущению и предотвращению убытков. Это весомый аргумент для отзыва на заявление о привлечении в качестве субсидиарного должника.

Что доказывается при защите

Стратегия, как избежать субсидиарной ответственности при банкротстве, выстраивается на основании доводов, опровергающих факты, указанные в заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности. Важно опровергнуть каждый пункт и доказать, что:

  • все заключенные сделки имели экономический смысл и обусловлены принципом целесообразности;
  • поведение руководства было добросовестным, в интересах компании;
  • все деньги и ресурсы тратились по целевому назначению на первостепенные статьи расходов; не было факта использования денег компании в личных целях;
  • утраченные или поврежденные документы стали таковыми по объективным причинам, и лицо в силу обстоятельств еще не успело их восстановить;
  • предпринимались все возможные действия для проверки контрагентов.

50 % успеха при защите – если заработная плата и налоги были выплачены. Важно продемонстрировать, что имели место экономические глобальные причины, а не субъективное отношение в контексте неплатежеспособности компании. Акцент доказательств должен сводиться к отсутствию причинно-следственной связи между влиянием руководителя и наступившими последствиями.

Избавиться от субсидиарной ответственности: миссия выполнима?

Валентина Самойлова

Российское законодательство дает однозначное определение субсидиарной ответственности и ее применению. Под этим термином принято понимать обязательства третьего лица по возврату остатков задолженности за основного должника. Субсидиарные отношения регламентируют ст. 399 ГК РФ и Глава III.2 127-ФЗ «О банкротстве».

Субсидиарка возникает не по факту просроченных платежей по кредитам и займам.

О ней речь заходит, когда компания не в состоянии погасить все долги, а виновным в этом признают конкретного руководителя или собственника.

Поэтому владельцам организаций и высшему руководящему звену стоит знать, как избежать субсидиарной ответственности учредителя или управленца. Это позволит обойти массу проблем и финансовых потерь.

Немного о субсидиарке

Субсидиарная ответственность возникает у определенного круга лиц в размере непогашенной задолженности основного должника не только перед кредиторами, но и перед налоговым органом.

Законодательством также предусмотрено освобождение от субсидиарной ответственности дополнительных должников. Процедура получила немало нюансов, соблюдение которых позволит добиться отмены претензий и вывода личного имущества из-под ареста.

Применение субсидиарной ответственности и привлечение к ней

Дополнительные финансовые обязательства появляются не только у учредителей и руководителей должника. Субсидиарка возникает у тех лиц, которые совершали сделки, принимали от имени организации решения, определяли действия руководства, давали указания. В целом это контролирующие компанию-должника лица:

  • учредители;
  • директора (не только генеральный, но и финансовый или исполнительный директор);
  • главный бухгалтер;
  • иные лица, если будет доказано их прямое влияние на компанию-должника (теневые руководители-бенефициары).

Субсидиарно отвечать по долгам фирмы придется и ближайшим родственникам руководства, если будет доказано, что их дорогостоящее имущество приобреталось на средства разорившейся компании.

Для возникновения субсидиарки обязательны следующие условия:

  1. Основной должник отказывается выполнять взятые на себя обязательства перед кредитором. К примеру, он долго не делает платежей по займу и «кормит завтраками» своих заимодавцев.
  2. Должник не имеет имущества и материальных ценностей, которые могли бы быть проданы, чтобы передать вырученные средства в счет погашения задолженности.
  3. У лица, имеющего долговые обязательства, отсутствуют к кредитору встречные требования.
  4. Дополнительный (субсидиарный) должник получил официальное уведомление, в котором ему сообщено о намерениях кредитора предъявить к нему претензии.

Собственность для погашения долга отсутствует

Если человека привлекли к субсидиарной ответственности, а имущества нет, то эти обязательства останутся «висеть» на нем до их полного погашения.

Например, бывшему директору обанкротившейся организации пришло уведомление, что в отношении его запущен процесс принудительного взыскания задолженности. Если с момента внесения в Единый Реестр сведений о ликвидации компании прошло три года, то он может рассчитывать на прекращение субсидиарной ответственности.

Если этот срок еще не прошел, то дополнительному должнику стоит обратиться к юристам, способным рассказать, что дальше делать и как снять субсидиарную ответственность.

Как происходит привлечение к субсидиарке

Срок привлечения к субсидиарной ответственности составляет три года. Об этом говорят поправки, внесенные в закон в 2017 году.

Датой отсчета является момент уведомления дополнительного должника о наличии обстоятельств, принуждающих его к выполнению чужих обязательств.

При этом стоит учесть, что оповещение об основаниях не должно быть вручено позднее 3 лет с момента получения компанией-должником статуса банкрота и исключения ее из ЕГРЮЛ.

Статья 61.14. Право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности

(введена Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ)

  1. Заявление о привлечении к ответственности по основаниям, предусмотренным настоящей главой, может быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) и не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности.

В случае пропуска срока на подачу заявления по уважительной причине он может быть восстановлен арбитражным судом, если не истекло два года с момента окончания срока, указанного в абзаце первом настоящего пункта.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *