Ренновацию в России считают мошенничеством

Ренновацию в России считают мошенничеством

Обещанные квартиры улучшенной планировки достались только избранным.

В «Блокнот» обратились жители московского района Северный, которые рассказали, как по программе реновации их пытаются переселить в неликвидные дома. Всего 30% жителей смогут улучшить свои жилищные условия, остальные же 70% оказались обмануты: их пытаются переселить в здания, которые хуже чем имеющееся жилье. 

Как рассказала одна из возмущенных москвичек Валентина Туллер, изначально все жители были настроены против реновации. Но перед выборами Собянина к соседям приходили депутаты и обещали большие квартиры площадью более 63 метров, с просторными кухнями и помещениями для кладовых.

Действительно, 30% жильцов получили такие квартиры: они будут жить в домах 15.2 и 15.3 по Долгопрудненской аллее. Такие квартиры, как рассказали переселенцы, получили сотрудники Управы, прокуратуры и депутаты.

Докупить такие квартиры — а их стоимость примерно на 1,5 — 2 миллиона дороже — тоже оказалось нельзя, так как все они были проданы или распределены задолго до переселения. 

Остальным  — примерно 70% переселенцев — достались новые «хрущевки» по адресу Долгопрудненская аллея дом 14.2 и 14.1. Здесь высота потолка всего 2,5 метра, крошечный санузел и маленькие кухни, батарейные блоки установлены не по СНиПам,  нарушены стандарты благоустройства. 

Ренновацию в России считают мошенничеством

«В интервью на радио ВестиФМ Собянин обещал увеличение жилой площади на 20%, — рассказали москвичи. — Но по факту мы получили квартиры точно такого же размера». 

«Где обещанные кухни 10-12 метров?» — спрашивает переселенец Анатолий  Бахерев. На самом деле в квартирах по адресу Долгопрудная аллея 14.1 и 14.2 кухни имеют площадь в среднем 8 квадратных метров

Высота потолка в помещениях вместо заявленных 2,65-2,75 оказалась как в «хрущевках». «Всего два с половиной метра», — жалуется Инна Ерахтина, выступающая против обмана жильцов.

«Мне “улучшили» мое жилье за счет балконов. Куда я положу детей спать? На балконы?”, — задается вопросом жительница района Северный Любовь Васильевна Ромашкина. В ее квартире из  54 квадратных метров восемь занимают балконы.

Вместо квартиры с двумя комнатами 18 и 12 квадратных метров по реновации предложили две комнаты по 14 метров и семиметровую кухню. В холле нет места для вешалки, «только если гвоздь вбить»,- рассказали переселенцы.

На стенах коридора установлены огромные щитки, это мешает разместить шкафы. Ванные настолько узкие, что в них не хватает пространства для стиральной машинки.

Фактически при переезде придется покупать новую мебель — ведь старая попросту не влезает в квартиры по реновации. 

Система стоков канализации сделана не по нормам. «От унитаза сток идет через колено, через крестовины, это неправильно. Через полгода, через год все, что мы сливаем, будет выливаться в ванную», — рассказывает Валентина Туллер, которой досталась квартира новой «хрущевке». Решением проблемы может стать только большой ремонт по всему стояку. 

Ренновацию в России считают мошенничеством

Из пригодного для жизни района, с зеленью и достаточным количеством парковок, москвичей переселяют почти на 2 километра дальше от МКАД, в район, где нет достаточного пространства для прогулок с детьми, нет зелени и парковочных мест. Жилые дома окружают заводы, промзона и электричка. 

От котельной военного городка из двух труб идет черный дым прямо на новый жилой квартал. Москвичи переживают, что их детей будет каждый день отравлять загрязненный воздух.

Переселенцы также рассказали «Блокноту», что рядом с их старыми домами в 2022 году когда откроется новая станция метро «Физтех». После переезда в жилье по реновации добираться до метро придется 20-30 минут на общественном транспорте. 

Что касается объектов инфраструктуры, на все 8 домов высотой 14 этажей будет открыт только один детский сад на 200 мест. Школа отсутствует вовсе, ее открытие планируется только к следующему учебному году.

До ближайшей действующей остановки — 1,4 километра пешком. Станция Долгопрудная тоже находится почти в километре.

Чтобы добраться до школа, поликлиники или почты москвичам придется заказывать такси или ехать на личном транспорте. 

Кроме того, земля под новыми домами находится не в собственности, а в аренде. «Нас могут выкинуть в любой момент, просто признав дом аварийным», — комментируют переселенцы.

Переселенцы района Северное писали обращение в прокуратуру, департамент городского имущества, префектуру СВАО, напрямую мэру Москвы  и в другие инстанции, собирали подписи и писали в СМИ, однако до сих пор правительство и администрация закрывает глаза на вопиющую несправедливость. Москвичи требуют выполнить свое право на достойное жилье. 

Алиса Беляева

Столкнувшимся с коррупцией при переселении объяснили, куда жаловаться

Начавшая в Москве реновация пока не вызвала массового недовольства среди переселенцев, хотя некоторые из них столкнулись с фактами коррупции.

К таким выводам пришли участники заседания думской рабочей группы, созданной для защиты прав москвичей, жилье которых включено в программу реновации.

О коррупционных фактах москвичам рекомендовано сообщать в правоохранительные органы, в фонд реновации, а также вице-спикеру Госдумы Петру Толстому.

Жители 20 пятиэтажек в московских районах Кузьминки, Измайлово и Хорошево-Мневники уже переселены и в основном довольны новым жильем, заявил заместитель главы департамента градостроительной политики столичного правительства Андрей Валуй на заседании думской рабочей группы «по защите прав и интересов москвичей при реализации программы реновации» во главе с вице-спикером Петром Толстым. По его словам, 83% жителей этих домов были сразу «согласны на переселение», с «несогласными» потребовалась «дополнительная работа» по подбору квартир.

Общественники, входящие в рабочую группу Госдумы, с такой оценкой не согласились и требовали обсуждения доклада общественного «штаба по защите москвичей». Но господин Толстой посоветовал им «оставить политические оценки для выборов в Мосгордуму (предстоят в будущем году.

— “Ъ”)» и «заняться работой, связанной с законодательством». «А как быть с корруционной составляющей?» — возразила общественница из Донского района столицы Анастасия Крючкова. По ее сведениям, в отдельных случаях с людей требуют «до 100 тыс. руб.

, чтобы решить вопрос об этаже» в новом доме. Господин Толстой посоветовал ей обращаться с таким сведениями «в суд, в правоохранительные органы» и к депутатам Госдумы из рабочей группы, чтобы «принять меры в каждом конкретном случае».

«Это просто мошенничество»,— сообщил членам рабочей группы замглавы департамента городского имущества Москвы Иван Щербаков.

«Если кто и требует взятки, то это какие-нибудь техники или чиновники, от которых на самом деле ничего не зависит, так как они не принимают решений, связанных с реновацией»,— пояснил “Ъ” господин Толстой.

По сведениям общественников, до сих пор не поставлены на кадастровый учет те земельные участки, на которых построены новые дома, а это ущемляет их права как собственников. Петр Толстой предложил обсудить эту проблемы на следующем заседании рабочую группы.

Ренновацию в России считают мошенничеством

Первый заместитель гендиректора Московского фонда реновации Петр Тихомиров рассказал, что практически все собственники получают новые квартиры, площадь которых на 30% больше площади старой с оплатой дополнительной площади.

Пока никто из москвичей, по его словам, не воспользовался правом на денежную компенсацию без получения новой квартиры, предусмотренного программой реновации. «Люди считают лучше чиновников,— пояснил “Ъ” господин Тихомиров.— Если его старая однокомнатная квартира может быть оценена в 5–6 млн руб.

, зачем же ему отказываться от новой однокомнатной, которую можно получить и продать за 10–11 млн руб.».

Однако уже есть случаи, когда человек получил новую квартиру, жилая площадь которой меньше площади старой. Происходит это с однокомнатными квартирами общей площадью 32 кв. м, из которых жилая составляет 20 кв. м.

В новых домах общая площадь однокомнатной квартиры — 38 кв. м, но жилая составляет только 16 кв. м. В таких случаях владельцу полагается денежная компенсация за сокращение жилой площади. «В среднем таким собственникам выплачено по 1 млн руб.

»,— сообщил Иван Щербаков.

Впрочем, сейчас это происходит потому, что москвичей переселяют в дома, которые строились под социальный наем еще до принятия программы реновации. Уже ведется «строительство 36 домов, общая площадь которых превышает 500 тыс. кв. м, введены в эксплуатацию 34 дома площадью более 400 тыс. кв.

 м», сообщил сегодня членам думской рабочей группы Андрей Валуй. В общей сложности в столице определены 89 стартовых площадок для строительства домов по программе реновации.

По словам господина Валуя, «разработана проектная документация на строительство более 110 домов», а все «этапы и сроки реализации программы реновации должны быть определены до 31 декабря 2019 года».

Виктор Хамраев

Вся программа "реновации" построена на лукавстве, лжи и обмане

Кому выгодна программа реновации в Москве, почему не реконструируют столичные пятиэтажки и из-за чего нельзя увеличивать плотность населения в мегаполисах. Интервью порталу Новострой-М.

— Власти Москвы говорят, что привлекут мировых архитекторов к строительству нового жилья. Вы уже видели, как хотят перестроить районы?

— Пока, насколько мне известно, не было архитектурных конкурсов и проектов. Определился лишь круг участников, среди которых есть известные иностранные архитектурные фирмы. Но не это главное — сама тема такого конкурса очень сомнительна. Реновация в виде сноса физически крепких домов не основана на серьезных исследованиях.

Нарушен порядок определения ветхости домов, установленный правительством РФ. Департаменты города провели всего лишь поверхностное обследование, была какая-то коммерческая работа Москомархитектуры. Но этого недостаточно для столь серьезного процесса, затрагивающего без преувеличения интересы всех москвичей и жителей Подмосковья.

Читайте также:  Имеет ли право председатель тсж заходить в квартиру?

— Как бы вы прокомментировали будущую квартальную застройку?

— Такая застройка планируется, это правда. Власти хотят вместо микрорайонов сделать квартальную застройку. Будет она или нет – покажет время. В чем разница? Микрорайон — это крупная единица комплексной жилой застройки невысокой плотности, ограниченная магистралями.

Жилые дома в них расположены часто в свободном порядке вокруг социальных объектов – детских садов, поликлиник, школ, при обязательном соблюдении норм солнечной освещенности жилья (инсоляции), а также проветривания территорий (аэрации).

В микрорайонах много зелени, но мало проездов и парковок, поскольку раньше нормы были иными. Если количество проездов и парковок в микрорайонах увеличить (это нетрудно), а дома реконструировать с надстройкой этажей, то будут экономно созданы места проживания, соответствующие высоким мировым стандартам.

К сожалению, власти города, не говоря о возможности такой реконструкции и модернизации пятиэтажек, заявляют, что лучше микрорайоны снести, а построить кварталы.

Квартал, образно говоря, это четыре длинных, угловых дома, каждый из которых выходит фасадом на проезжую часть. Дорог много, но нет садов и зеленых двориков, инсоляция ущербная, нет проветривания. При этом власти лукаво заявляют, что будет подобие Фрунзенской набережной в Москве. А в реальности делают все, чтобы было подобие Шанхая, так как плотность застройки вырастет в 4 раза.

Официальный представитель Москомархитектуры недавно заявил, что в кварталах застройка будет в основном 14-этажная, а четверть домов будут 25-этажными. Стоять дома будут очень плотно, буквально «окна в окна», потому что закон позволил снизить санитарные и противопожарные нормы.

 Тут возникает ряд проблем, начиная с огромного количества строительного мусора от сноса, но об этом чуть позже.

Увеличение же плотности жилой застройки в 4 раза может привести к тому, что огромный город не выдержит такой нагрузки по транспорту и инженерной инфраструктуре.

— Но ведь будут закладываться новые сети?

— Сети закладываться будут, но не хватит мощностей. Такое чувство, что разработчики таких глобальных задач не очень понимают, как работает город. Одних сетей недостаточно, чтобы была вода и канализация. Должны быть дополнительные источники воды и очистные сооружения.

Должны быть проложены магистральные трассы большого диаметра, как правило, через весь город, чтобы эти новые кварталы (а их будет в 4 раза больше) запитать. Все это требует очень серьезной перестройки инженерных сетей в существующей застройке. Сейчас все говорят только о транспорте.

Транспорт тоже важен, но как жить в доме, если там не будет воды и канализации?

По электрике вопросов чуть меньше, поскольку в результате ликвидации массы промышленных производств электрические мощности высвободились. Но это дополнительная серьезная проблема столицы, поскольку в связи с резким ростом населения новых кварталов рабочих мест на всех не хватит.

Промышленные предприятия последние годы уничтожают, а промышленные зоны реновируют. Возьмите проект «ЗИЛАРТ» – огромный промышленный комплекс сравняли с землей и лишили рабочих мест целые районы. Это кощунство. Город лишается производства, население искусственно увеличивают.

Но для чего? Ведь получается коллапс.

— До закона о реновации работал закон о расселении ветхого и аварийного жилья. Зачем понадобился новый закон? Почему власти им не руководствуются, если считают, что через 10 лет дома, которые подлежат сносу сейчас, совсем устареют?

— Спасибо, что задали этот вопрос.

Всегда нужно спрашивать, а чем плохи те законы, которые раньше принимала Госдума? Почему эти законы не работают? Почему те же депутаты от партий принимают новые законы? И почему мы должны верить, что их новые законы будут работать, если не работают старые? Например, в третьей окончательной редакции закона о реновации (ФЗ-141) написано, что аварийные дома не входят в программу реновации. Это нарушение всех первичных обещаний и всей логики процесса замены жилья, когда сносить хотят крепкие дома, но аварийные дома отодвигают на второй план и даже собираются реконструировать. Да-да, именно так — слово «реконструкция» упоминается в законе о реновации лишь однажды, в отношении аварийного жилья. Абсурд очевидный. К счастью, пятиэтажные дома не станут ветхими через 10 лет, а прослужат не меньше 80-100 лет, как и было изначально рассчитано. Все остальное – домыслы и намеренная ложь. А это говорит о том, что за так называемой реновацией стоит серьезная некомпетентность, с одной стороны, и совсем другие цели инициаторов — с другой. При чем и то и другое находится в стороне от настоящих коммунальных и социальных надобностей москвичей и потребностей города.

— Получается, будут действовать две разные программы?

— Да, получается так. По одной будут расселять ветхое и аварийное жилье, по другой – заниматься реновацией. При этом что такое реновация – непонятно даже из теста нового закона. Но именно так.

— Но какие цели преследуют в действительности?

— Тут нужно начать с более раннего периода. Помните, в 2012 году по инициативе мэра Сергея Собянина к Москве присоединили новые территории – Новую Москву до Калужской области (нынешний ТиНАО). Уже тогда мои коллеги утверждали, что это безрассудство. Потому что в мире нет положительного опыта существования таких сверхкрупных мегаполисов.

Не было достаточных оснований для присоединения к столице новых территорий, чтобы город Москву таким образом расширять, а по сути – деформировать. Практика показала, то, о чем мы говорили, оказалось правдой.

Истина была понятна сразу — власти хотели построить больше жилья, но их идея лопнула, к тому же наступил экономический кризис и сейчас в Новой Москве стоят непроданными 11 млн кв. метров жилья. Все понимают, что никто это жилье покупать не будет. Потому власти перекинулись на Москву в прежних границах.

Чтобы спасти себя и строительные компании, запустили программу реновации. Но ведь она приведет к серьезным социальным последствиям, градостроительным проблемам, к проблемам в сфере безопасности.

Тем не менее, политики разного уровня считают, что основа экономического роста – это стимулирование рынка жилья, а основа банковского сектора – это ипотечное кредитование, что далеко не так. Однако всеми правдами и неправдами новый закон «пропихнули», не осознавая всех последствий и пренебрегая мнением градостроителей.

— Сперва говорили о сносе панельных пятиэтажек, теперь в список попали и девятиэтажки, и кирпичные «сталинки». Почему планы по сносу домов меняются на глазах?

— Так захотели законодатели, так захотело правительство, так сочли необходимым. Я считаю, что это безумие, честно говоря. Они разрушат город. Они задушат все, что можно задушить.

Действительно, власти начали с пятиэтажек, но потом поняли, что есть большое сопротивление среди их жителей. Чтобы не терять в объемах нового строительства, было решено в программу включить девятиэтажки, а также дома высотой четыре, шесть, семь, восемь этажей.

Часть домов снесут, за часть домов жители будут бороться. Власти хотят получить тот кусок, на который они нацелились (а это 8 000 домов), захватить его любым способом. Поэтому, несмотря на заверения мэра С.

Собянина в отсутствии таких планов, девятиэтажки включили и прописали это в законе.

— Мне попадалась информация, что снос и реконструкция одной пятиэтажки стоят одинаково. Так ли это? Почему все-таки ломать, а не ремонтировать?

— Снос 1 кв. метра общей площади пятиэтажки сейчас стоит порядка 200 долларов. Средняя площадь пятиэтажки – 4 500 кв. метров. Получаем 900 000 долларов, или около 60 млн рублей за снос пятиэтажки.

Проблема сноса пятиэтажек включает не только демонтаж здания. Никто в Москве не планирует разбирать крепкий дом на элементы, которые можно использовать повторно.

Строительный мусор после сноса везут в Подмосковье и в соседнюю Владимирскую область. Нет мощностей, чтобы переработать этот мусор в Москве.

В городе всего одна-две установки для переработки мусора, и это ничто при таких масштабах сноса, мусор некуда будет свозить.

Просто ломать можно было пятиэтажки первых, сносимых серий. Там все было хиленько, и я сам 25 лет назад выступал за то, чтобы их снести. Совсем другая история — оставшиеся в Москве пятиэтажки, которые были построены в 1960-е годы: это первая категория капитальности, рассчитанная на 125-150 лет службы. Откуда власти взяли, что дома эти ветхие, непонятно.

Незадолго до этой кампании по так называемой «реновации» мы с коллегой Алексеем Кротовым опубликовали в газете Союза архитекторов России объемную статью о модернизации пятиэтажек, которая может решить проблему национального масштаба. Убежден, что реконструкция пятиэтажек – это единственное на сегодня разумное решение проблемы. Статья, кстати, получила диплом архитектурного конкурса «Золотое сечение 2017» за аргументированную концепцию.

Реконструкция пятиэтажек с надстройкой этажей стоит порядка 300 млн рублей. Это на 30-40% дешевле строительства равнозначного по объему дома (порядка 450 млн рублей). При реконструкции мы экономим на стенах и фундаменте старой части пятиэтажки, а они еще очень крепкие. К примеру, ураган, который недавно пронесся над Москвой, показал, насколько крепкие пятиэтажки.

Все видели кадры, где козырек пятиэтажки спас маму с ребенком от ствола крупного дерева, которое от урагана упало на козырек дома. Козырек выдержал. При этом козырьки и балконы – это самые слабые части пятиэтажки, изношенные места. И если козырьки выдерживают такой сильный удар огромного ствола дерева, представьте, насколько мощные пятиэтажки.

Читайте также:  Как действовать при возникновении просрочки по кредиту?

Были исследования, которые подтверждали, что эти дома простоят более 100 лет.

Итак, при реконструкции вычищают все внутренности дома, все коммуникации, двери, окна. Все выносят и утилизируют. Дальше приступают к реконструкции. Самый удачный пример – это дом, который реконструировал архитектор Алексей Кротов (на Химкинском бульваре, 4), он сам там живет.

Лучше еще никто не придумал! Его идея в том, что снимаются все балконы, пристраиваются лоджии, кухни в квартирах увеличиваются, комнаты перепланируются, все коммуникации и теплоизоляция заменяются, появляются встроенные шкафы. Все это возможно.

Для меня в свое время было удивительным увидеть хороший девятиэтажный дом, сделанный из пятиэтажки с надстройкой 4 этажа.

При этом в надстроенной части совершенно новые планировки, а в старой части удачная перепланировка: появились холлы, колясочные, лифты, мусоропроводы, помещения для консьержек, входные пандусы для маломобильных групп, неплохие квартиры. Это прекрасный пример того, что можно сделать с пятиэтажкой. К тому же мы решаем проблему вывоза и захоронения строительного мусора.

— Программа реновации предусматривает создание дополнительных мощностей по переработке мусора?

— Никто об этом не говорит. Первым заговорил я, написав об этом в «Новых известиях». Следом Сергей Собянин дал интервью, в котором отметил, что мусор – это серьезная проблема, и власти подумают, как ее решить.

Обратите внимание, насколько все сыро: сносить они уже собираются, а над проблемой мусора только начинают думать.

Я не поленился подсчитать, что только для вывоза строительного мусора, который появится при сносе пятиэтажек, нужно 25 млн «КаМАЗов», а это автоколонна длиной 300 000 км, десять раз вокруг планеты можно обогнуть. Для справки: в России всего лишь 6 млн грузовиков, включая фуры.

— Реконструировать пятиэтажки никто не собирается?

— Власти даже не произносят слово «реконструкция». Для них нет такого понятия. Коллеги подсчитали, что в Жилищном кодексе РФ слово «реконструкция» упоминается 90 раз. А власти в своем новом законе его вообще не употребляют. Точнее, употребляют в негативном смысле относительно лишь аварийных домов, о которых я уже говорил. Понимаете абсурд и безумие всего этого?

— Вы встречали людей, которые за реновацию? Чем они руководствуются, их аргументы вам понятны?

— Встречал, но все разговоры заканчивались одной репликой.

На вопрос ко мне: «А вы видели, что творится в пятиэтажках?» – я отвечал, что видел и знаю, что ветхость и аварийность определяются не по окнам, дверям и фасадам, а по состоянию несущих конструкций дома: фундаменту, стенам, перекрытиям. Эти конструкции в пятиэтажках находятся в прекрасном физическом состоянии. Все остальное – это введение в заблуждение.

Реновация или большой обман

  • Российские СМИ пропагандируют программу реновации жилого фонда, а граждане не всегда понимают, что она нарушает их права.
  • Реновация в Москве рассчитана на 15 лет и обойдется бюджету в три триллиона рублей.
  • Программу реновации могут распространить на города-миллионники, в списке – Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Краснодар, Ростов-на-Дону, Сочи, Казань и Уфа.
  • Программа реновации нарушает право собственности, зафиксированное, в том числе, в Европейской конвенции по правам человека: по этому поводу можно подавать жалобы в ЕСПЧ.
  • Российские суды крайне редко встают на сторону граждан, пытающихся защитить свои права в истории с реновацией.

Марьяна Торочешникова: Программу реновации могут расширить на города-миллионники – об этом на Ялтинском международном экономическом форуме заявил глава Минстроя России Михаил Мень.

В списке потенциальных кандидатов – Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Краснодар, Ростов-на-Дону, Сочи, Казань и Уфа. В этих регионах Минстрой предлагает решать проблемы расселения ветхого и аварийного жилья по московской схеме реновации, особенно в случаях, когда аварийное жилье находится в центре города, где инвестиционная стоимость квадратного метра земли традиционно высока.

Полная видеоверсия программы

В Москве страсти вокруг реновации хоть и поутихли, но недовольных таким масштабным переделом собственности граждан меньше не стало. В конце апреля в Москве прошел митинг в поддержку пересмотра программы реновации жилого фонда в интересах очередников и жителей аварийных домов.

У нас в гостях Станислав Станкевич, адвокат коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры», и Вячеслав Бородулин, депутат совета депутатов муниципального округа Хорошево-Мневники в Москве.

Вот прошел год после того, как был принят этот громкий закон о реновации, и теперь предлагается распространить его на другие города-миллионники.

Мэры крупных городов сказали, что у них и так все не очень хорошо, а в Сочи вообще люди до сих пор приходят в себя после Олимпиады, а если сейчас еще под реновацию снова начнут делить землю, то можно ждать и бунтов.

В Москве вроде бы все поутихло, народ заезжает в новые дома. Как прошел этот год?

Станислав Станкевич: Кто-то продолжает суды, кто-то ждет своей участи. Но, я думаю, когда до многих дойдет очередь, если хватит денег на реализацию этой программы, то бунты вспыхнут с новой силой.

Очень распространенная ситуация: вы купили или взяли в ипотеку квартиру в малоэтажном доме, кирпичном, рассчитанном на 120 лет. Вы сделали ремонт, а если у вас высокие потолки, заказали мебель под эту высоту. И вдруг ваши соседи приняли решение о том, что пора идти в реновацию.

При этом вы автоматически исключаетесь из программы капремонта, ваш дом не будет ремонтироваться, и уже накопленные средства забирает Фонд реновации.

Марьяна Торочешникова: Хотя, когда до вашего дома дойдет очередь, его могут снести завтра, могут через год, а могут через двадцать лет.

Станислав Станкевич: Конечно! У нас еще ни одна масштабная программа не реализовывалась в срок. Даже лужковские программы сносимых серий пятиэтажек до сих пор не завершены.

И теперь многие находятся в подвешенном состоянии, а если у вас еще ипотека, то уже ясно, что никто не собирается улучшать вам кредитные условия. Такую квартиру трудно реализовать, и в стоимости она падает. Соответственно, вы живете как на вулкане.

Власти несколько раз обещали обнародовать конкретные программы реновации, но этого до сих пор нет.

Вячеслав Бородулин: Первые войны у нас прошли совсем недавно, когда принудительно переселяли два дома, причем откровенно фашистскими методами, путем отключения коммуникаций.

В конце апреля в Москве прошел митинг в поддержку пересмотра программы реновации жилого фонда

Марьяна Торочешникова: А почему люди не хотели оттуда уезжать? В каком состоянии находились эти дома?

Вячеслав Бородулин: Это дом 510-й серии, крепкий, хороший, ему стоять 150 лет, а он прожил 50. В документах из правительства Москвы мы видим, что юридически никаких оснований для его сноса нет.

Новый дом, построенный Управлением гражданского строительства (все знают, что к этому имеет непосредственное отношение заммэра Хуснуллин), сыплется, он изначально аварийный, стеклопакеты лопаются.

Я не хотел бы жить в таком доме.

Марьяна Торочешникова: Трещины в стенах, шатающаяся сантехника, выпадающие из косяков двери… Дом номер 60 на Карамышевской набережной в Москве стал одним их первых объектов, куда переселили людей по программе реновации. Как проходит переезд первых переселенцев и почему не всем достается хорошее жилье?

Корреспондент: Меньше года назад жители нескольких пятиэтажек на проспекте Маршала Жукова в Москве узнали, что их ждет переезд. Сначала власти утверждали, что земля под домами нужна метрополитену, но потом заговорили про реновацию.

Павел Мороз, житель сносимой пятиэтажки:

Сергей Белановский: "Всероссийская реновация

Совершенно непонятно, ради чего затевается этот проект, если в стране полным ходом идет обезлюживание малых и средних городов.

Российский социолог Сергей Белановский задался вопросом, кому на самом деле нужен закон о всероссийской реновации:

«Только что по РБК был сюжет про всероссийскую реновацию. Ведущий спрашивал у чиновника, откуда возьмутся деньги. Ответ: муниципальные бюджеты, помощь федерального бюджета, инвестиционная привлекательность населенного пункта.

Первые два пункта не интересны, там особенно ловить нечего (чиновник это подтвердил).

Последний пункт означает, что если в населенном пункте есть смысл организовать новое производство (расширить имеющееся), это привлечет рабочую силу (мигрантов российских и нероссийских, последние делятся на тех, кому быстро дают гражданство и кому не дают).

В Москве на месте одной пятиэтажки, условно, строили одну пятнадцатиэтажку, две трети (может быть, половину) заселяли приезжими и мигрантами. Для этого давали ипотеку, схема работала. А в малых и средних городах откуда возьмутся приезжие, если там отток населения?

Варианта два: полное обезлюживание многих малых и средних городов ради роста нескольких «центров роста», либо завоз большого (бОьшего, чем сейчас) количества зарубежных мигрантов, вероятно, с гражданством, поскольку денежные стимулы иссякли. Но мне кажется, что такого количества приезжих+мигрантов просто не найти, тем более, что крупные инвестпроекты потребуют для реализации лет 10, не меньше.

В итоге получается, что если в Москве реновация, пусть с издержками (в первую очередь транспортными) реализуема, то во всероссийском масштабе — это мое мнение — нет.

Значит, это — гигантских масштабов афера, возможно, крупнее всех предыдущих. Да, строительный комплекс силен на лоббирование. А тот, кому они все это втюхивают — просто дурак.

Я не знаю, зачем в Китае строят города-призраки, но зачем они нужны в России, мне уж точно не понять.

Может быть, я чего-то не понимаю. Но уверен, что все эти варианты просчитаны в соответствующих ведомствах. Возможно, в двух вариантах: для себя и для Путина. Впрочем, достаточно одного варианта — для Путина. А там как-нибудь кривая вывезет. У нас ведь не принято отвечать за вранье…»

Читайте также:  Какое разрешение на перепланировку квартиры может стать незаконным?

Многие комментаторы этого поста сошлись на мнении, что эта программа приведет не только к пустым тратам денег, но и к дальнейшему обезлюживанию российских территорий, которые и сейчас не слишком-то заселены:

— В стране все-таки не только Москва а ещё 15-18 центров концентрации – мегаполисов, которые стягивают в себя все население. Причем не по американскому типу — в низкоэтажные агломерации, а по латиноамериканской — в города с высокой плотностью населения. Я из Красноярска. Город пухнет: весь частный сектор уже снесён и застроен 25-этажками. Все пригороды срослись с городом.

Здесь уже полкрая точно. Такая же история в Омске и Новосибирске. Вся страна стягивается в 15 мегаполисов. Кудрин об этом так прямо и писал. Только у него цифра была вроде бы 20. Но для такой огромной территории, на мой взгляд, маловато. Утрачивается социальный контроль над территорией. Катастрофически не хватает людей.

А качество мигрантов, восполняющих этот дефицит, будет снижаться.

— Этот закон прежде всего для Москвы, Питера и небольшого количества крупных городов-миллиоников. С них начнут и на них закончат. Для более легкого освобождения наиболее привлекательных участков земли для строительства всеми любимых 25-этажечек. И для большей рентабельности для застройщиков. И всё.

— Федералы как раз денег подкинуть могут, но выделяются они, как правило, на условиях софинансирования. Обычно 50/50 — получил целевой миллион, добавь столько же. Муниципалы эти деньги не любят, и порой доходит до парадоксов в виде уклонения от них.

Убежден, что инвестиционная привлекательность – это миф для красивых презентаций, и участвующие в этом проекте делятся на два лагеря. Первые понимают, что никакой привлекательности в городе, из которого народ валом валит, нет — но промолчат, ибо работа.

Вторые настолько заврались, в том числе сами себе, что искренне верят в нее.

Как власти Москвы обманывают участников реновации

 Свободная прессаСвободная пресса

— Первые дома, в которые начали въезжать по программе реновации, мы фактически перепроектировали и приспособили под стандарт реновации по отделке, инженерному обеспечению и по благоустройству, — приводит слова чиновника издание «Вечерняя Москва». — Конечно, не все у нас там получилось в полной мере. А вот новые дома, которые проектируются, параллельно с разработкой самой программы, формированием адресного перечня домов и стартовых площадок, мы создаем в соответствии со «Смарт-стандартом 1.0».

Конечно, в этой связи у вдумчивых людей вполне может возникнуть ряд вопросов.

Например, почему это так получается, что Сергей Левкин по факту публично признал, что отданные для переселенцев дома далеко не полностью соответствуют озвученным властями «стандартам реновации», а между тем руководитель Департамента строительства Москвы Андрей Бочкарев заявляет: «Следующие дома для переселения по программе реновации в Москве могут быть подготовлены для заселения в конце августа — начале сентября»? Неужели горожан, несмотря ни на что, продолжат заселять в дома, не отвечающие озвученным условиям?

Или, например, почему Сергей Левкин говорит о полностью отвечающем тем самым «стандартам реновации» в единственном числе? Ведь все тот же Департамент строительства 20 июля направил представителям СМИ пресс-релиз (имеется в распоряжении «СП»), в котором от имени Андрея Бочкарева говорится, что строительство более 70 домов на стартовых площадках программы реновации жилфонда Москвы планируют начать осенью 2018 года, а сдавать их в эксплуатацию Фонд реновации намеревается в 2021 году. Не означает ли это, что Левкин и Бочкарев говорят о разных проектах, не имеющих отношения друг к другу?

Пожалуй, это тема для отдельного большого разговора с экспертами, пока же «СП» предлагает своим читателям поближе ознакомиться с «инновационным решением» и узнать мнением рядовых москвичей об этом.

Как уточнил Сергей Левкин, здание будет иметь ряд отличительных особенностей, которые свойственны домам, возводимым по «умной» технологии.

Так, на входной группе будет размещен не обычный домофон, а устройство, позволяющее вызывать любую экстренную службу по номеру 112.

К тому же оно позволит жильцам связываться с диспетчерской службой, которая будет оперативно помогать разобраться с аварийной ситуацией. Внизу под аппаратом будет находиться кнопка, которой смогут воспользоваться маломобильные группы населения.

Также в новых домах появятся усовершенствованные приборы учета потребляемых ресурсов. Показания счетчиков в расчетные центры будут отправляться автоматически, а затем счета за коммунальные услуги будут приходить жильцам на электронную почту.

Также утверждается, что безопасность будет обеспечена на максимальном уровне — камеры во дворе, на подъезде и в подъезде.

Плюс к этому «на каждой входной группе в лифтовом холле будет стоять смарт-табло, где можно будет посмотреть погоду, новости, а также подключать к нему удаленное общение с госуслугами «Мои документы».

Некоторые пользователи популярных соцсетей, обсуждая такие нововведения, в частности, гадают, будет ли «умный дом» показывать футбол и жарить курицу, и не самоликвидируется он по истечению срока эксплуатации, как печально известный стадион в Волгограде, построенный для проведения ЧМ по футболу и подмытый ливнем аккурат накануне церемонии официального закрытия мероприятия. Кроме того, их интересует также вопрос, не будет ли умный лифт при падении с 45 этажа включать траурную музыку и выбрасывать венки.

Понятно, что эти замечания иронические, однако есть и вполне резонные претензии. Например, Лера Игнатова отмечает:

— Во-первых, обслуживать все эти чудеса будут все те же коммунальщики, которых иной раз невозможно заставить починить обычный домофон или поменять испортившуюся лампочку на лестнице. Ну и, конечно, все это встанет в копеечку в строке «обслуживание и ремонт», тут вполне может появиться какая-нибудь экзотическая статья расходов вроде «протирки оптических цепей».

— Кнопка вызова экстренных и аварийных служб, дело, конечно, хорошее, — размышляет Владимир Феоктистов. – Однако, случись что, вполне может произойти так, что при вызове вас попросят «подождать ответа оператора», а все это время на улице у закрытой двери будут топтаться гости или ребенок, которому нужно срочно попасть домой.

— Если не сделать нормальную просторную входную группу, — полагает Сергей Маралин, — то никакой маломобильный гражданин до заветной кнопки просто не сможет добраться. Второй вопрос – зачем она на входе дом? Позвать кого-нибудь, чтобы помогли подняться или спуститься? А как же все разговоры о безбарьерной среде для инвалидов тогда? Мол, колясочники будут без проблем в подъезд попадать?

— У нас в подъезде в старом доме еще лет 5 назад повесили планшет, — рассказывает Алена Архарова. — Неделю он показывал прогноз погоды, местные новости и рекламу. Потом выключенный висел, пока не сняли.

Просто выдают этот планшет в лифте за что-то инновационное, он, по большому счету, не нужен никому.

Я, например, не представляю, как можно работать с тем же сайтом госуслуг в лифтовом холле на всеобщем обозрении, если на собственном смартфоне есть соответствующее приложение? А если кто в современных технологиях не разбирается, как многие пожилые люди, так им и смарт-табло не поможет.

— Насчет того, что камеры, где и сколько бы их ни стояло, смогут обеспечить «максимальную безопасность», я сильно сомневаюсь, — высказывает мнение Антон Евстигнеев. – Во-первых, от прямого нападения в темное время суток или от летящего из-за угла камня они не спасут.

А, во-вторых, имея некоторое отношение к системам видеонаблюдения, я прекрасно знаю, что закрытое капюшоном лицо никакой камерой не «просветишь».

Поставят, скорее всего, какие-нибудь не слишком дорогие образцы, не отличающиеся высоким разрешением, а на них и при хорошем-то освещении фиг что разглядишь толком.

— Приборы учета с автоматической передачей данных, это, в принципе, хорошо, — соглашается Владимир Атланов. – Но вот лично мне система, которая исключает личный контроль за работой, внушает некоторое опасение.

Придем, предположим, мне уведомление на телефон, что я потратил столько-то ресурсов и должен внести столько-то денег. А где гарантия, что это реальный, а не «накрученный» показатель. У машин даже с электронным спидометром показатели влегкую скручивают, несмотря на уверение производителей о том, что это невозможно.

А тут показания счетчиков, «подрихтовать» которые удаленно при необходимости не составит труда даже для начинающего хакера.

Наконец, резонно рассуждает Алла Кизанкова, если конструктивно «умный дом» будет представлять собой все ту же старую «панельку» П-44, то какая разница, чем он будет оснащен при высоте потолков в 2,65 метра и ширине дверей в 60 сантиметров.

— Видимо, — резюмирует она, — чиновники просто изобрели новую «разводку» для тех, кто не повелся на обещания двух санузлов в каждой трехкомнатной квартире по реновации.

Новости реновации: Москвичей по программе реновации решено переселять в промзоны

Проблемы реновации: Москва: Строительной мафии пора «сломать хребет»

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *