Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехнику

Защита бизнеса от противоправных действий представителей органов власти остается актуальной проблемой для предпринимателей. Недобросовестные участники гражданско-правовых отношений часто используют административные связи с правоохранителями для принуждения к сделкам в свою пользу.

Первое Антикоррупционное СМИ получило информацию о возможных противоправных действиях сотрудников УЭБиПК ГУ МВД России по г. Москве. ПАСМИ стал известен факт привлечения неким гражданином А.Г.

Смирновым московских полицейских для проверки представителей управляющей компании ООО «Норд-Капитал» и склонения их к совершению сделки в пользу Смирнова.

Проверка предприятия — лучший повод к принуждению

Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехникуМосква-Сити

Сотрудники «Норд-Капитал» рассказали ПАСМИ, что 10 декабря 2014 офицеры ОЭБиПК  ОМВД России по Пресненскому району города Москвы (Е. Шейпо, И. Джиоев, С. Гржибовский, С. Найфонов, А. Зданко) во второй половине дня фактически остановили деятельность ООО «Норд-Капитал».

Этому факту предшествовала неудачная «проверочная закупка».

Сотрудники ОЭБиПК пытались негласно задокументировать незаконную финансовую операцию по переводу наличных денежных средств в офшорную компанию, однако получили от сотрудников «Норд-Капитал» отказ, после чего, предъявив постановление, начали обследовать помещение фирмы.

Полицейские на 6 часов парализовали деятельность организации: сотрудников фирмы обязали прекратить работу; запретили доступ клиентов; заблокировали серверную.

Представители «Норд-Капитал» соглашались со всеми требованиями сотрудников ОЭБиПК ОМВД России по Пресненскому району.

Однако, когда со стороны полицейских и неизвестного лица, который оказался представителем некого А.Г.

Смирнова, прозвучали странные требования, а потом и угрозы возбуждения уголовного дела в случае отказа исполнить некие условия, предприниматели осознали, что им необходима защита бизнеса.

Как пояснили журналистам ПАСМИ представители ООО «Норд-Капитал», условия полицейских и представителя Смирнова заключались в следующем: они потребовали составить расписку о том, что бизнесмены обязуются перевести финансовые обязательства из иностранной юрисдикции в российскую, чтобы получить дополнительные рычаги воздействия на ООО «Норд-Капитал». Проще говоря, между Смирновым и иностранной компанией, владельцами которой являются те же собственники ООО «Норд-Капитал», заключен контракт. Предмет контракта – вложение денежных средств под проценты. Однако, по неизвестным причинам, Смирнов решил отказаться от исполнения обязательств по контракту и перевести тот же предмет контракта, но на российскую почву, т.е. расторгнуть договор с иностранной компанией и без потерь для себя заключить договор с ООО «Норд-Капитал». Бизнесмены предложили ему решать этот вопрос в суде в рамках гражданско-правовых отношений. Но, судя по всему, человеку со связями в ОЭБиПК доступны более легкие и быстрые способы воздействия на оппонентов.

Защита бизнеса: адвоката и журналистов никто не ожидал 

Предприниматели приняли решение обратиться за защитой от незаконных действий сотрудников ОЭБиПК в Московскую коллегию адвокатов «Карабанов и партнеры».

Адвокат коллегии Александр Сергеев прибыл на место происшествия в Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехникутечение получаса. В ходе выяснения обоснованности действий сотрудников полиции адвокат Сергеев столкнулся с рядом серьезных нарушений закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Кроме того, представитель Смирнова не скрывал, что контролирует ход проверки и, когда полицейские как будто бы случайно выходили из помещения, требовал заключить соглашения, противоречащее интересам проверяемых, принуждал последних к совершению сделки.

Информационная поддержка журналистов — путь к бегству 

Адвокат Александр Сергеев обратился к полицейским с требованием прекратить незаконные действия, указал им на нарушения в ходе проверки, предупредил о том, что на действия сотрудников ОЭБиПК будет подана жалоба в контрольно-надзорные органы.

Конфликт продолжал накаляться, когда адвокат позвонил представителям прессы и попросил журналистов приехать.

Судя по всему, ситуация вышла из-под контроля проверяющих, защита бизнеса адвокатом стала перетягивать в свою сторону, и, услышав о прибытии съемочной группы, полицейские тут же прекратили проверочные мероприятия и через некоторое время покинули территорию организации, сообщив, что придут позже. 

Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехникуАлександр Карабанов

Прокомментировать ситуацию журналисты ПАСМИ попросили председателя МКА «Карабанов и партнеры» кандидата юридических наук Александра Карабанова: «Наши доверители и адвокат коллегии Сергеев столкнулись с очевидными неправомерными действиями сотрудников УЭБиПК ГУ МВД России по г.

Москве, в ходе проверочных мероприятий ими были нарушены ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и ведомственные нормативные акты, а также имеются признаки преступления — принуждения к совершению сделки, а это ст.179 УК РФ.

Мы намерены обжаловать незаконные действия сотрудников московской полиции».

Первое Антикоррупционное СМИ в рамках специального проекта «Журналистское расследование ПАСМИ с Александром Карабановым» проведет расследование, чтобы установить все обстоятельства случившегося.

Андрей Рязанов

Арест имущества: что могут забрать судебные приставы у должника?

Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехнику

Арест имущества — процедура довольно неприятная, но законная. Каждый должник должен знать о том, что при наличии задолженностей к нему могут прийти приставы и в рамках закона изъять материальные ценности. Исполнители должны всегда действовать в рамках закона — существует перечень вещей, которые можно и нельзя изымать. В данной публикации будет рассмотрено, что могут описать судебные приставы, на каких условиях, а также можно ли обезопасить себя от их действий.

Закон об аресте имущества

Арест имущества — это лишение материальных ценностей подозреваемого или обвиняемого лица. Также закон предусматривает возможность распоряжаться имуществом или использовать его в своих целях. Арест налагают в ходе судебного разбирательства, если у представителей закона достаточно оснований.

Данная процедура действует на предметы недвижимого или движимого имущества, деньги, ценные бумаги. Арест имущества должника применяют:

  • с целью обеспечить сохранность имущества, подлежащего реализации либо непосредственно передаче взыскателю;
  • для исполнения подписанного судебного акта, в котором речь идёт об наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.

Какое имущество могут описать судебные приставы?

Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехнику

Судебные приставы могут изъять у должника довольно обширный перечень личного имущества, но при этом они обязаны учитывать интересы родственников должника, которые проживают с ним.

Если имеется задолженность, приставы имеют право изъять:

  • мебель;
  • драгоценные украшения;
  • жилое помещение — но только в том случае, если оно было взято в ипотеку (и если это не является единственным жильём должника);
  • транспорт.

Иными словами, можно изымать любые вещи, которые являются собственностью должника, но не его родственников. Если вещи находятся в совместной собственности с другими людьми (квартира, земля), тогда вопрос рассматривается отдельно. Также банк может изъять залоговое имущество.

Личные вещи, которыми пользуется должник, а именно гардероб (кофты, платья, брюки и так далее), изъятию не подлежат. Исключение составляют предметы, считающиеся объектами роскоши — например, изделия из дорогого меха либо дорогостоящая дизайнерская одежда.

Арест могут наложить на мебель, которая является собственностью задолжавшего человека, а также находится на той жилплощади, где он проживает (габаритность при этом значения не имеет). Однако приставы обязаны оставить необходимый минимум для проживания — полностью опустошать квартиру они не имеют права.

Транспорт, а также денежные средства — это первое, на что обращают внимание приставы. Но есть и ограничения — если транспортное средство служит для заработка, то изымать его исполнители не имеют права. Этот момент связан с тем, что при отсутствии данного транспорта человек не сможет зарабатывать себе на жизнь, а значит и выплачивать долг у него возможности не будет.

Бытовую технику изымают в следующих ситуациях:

  1. Если на технику есть гарантия, и имеются данные, указывающие, что она является собственностью задолжавшего человека. Например, если стиральная машина оформлена на родственника, то приставы не имеют законного права её изымать.
  2. Взыскать можно не все вещи — приставы должны оставить необходимый минимум для проживания. ТВ, ноутбуки и прочую подобную оргтехнику могут конфисковать, а вот плиту и холодильник обязаны оставить. То же самое касается и мебели — если в квартире проживает три человека, как минимум три стула должно остаться. Все эти моменты прописаны в законодательстве, и нарушать их приставы права не имеют.

Перед процедурой изъятия имущества приставы должны его оценить. После чего оно продаётся, и только потом задолженность будет погашена. Всё это занимает некоторое время и требует определённых затрат.

Если никакого подходящего имущества нет, взыскание будет осуществляться с заработной платы должника.

Какую карту не смогут арестовать судебные приставы?

Что не имеют право забирать судебные приставы?

Перечень такого имущества строго регламентирован:

  • жильё, не взятое в ипотеку (если данная жилплощадь является единственной у должника);
  • средства личной гигиены, индивидуальные вещи, а также предметы домашнего обихода (к этой категории также можно отнести еду, одежду и обувь);
  • бытовая техника, которая необходима для удовлетворения основных человеческих потребностей (кухонная плита, холодильник и прочее);
  • имущество, которое необходимо должнику для заработка (в том случае, если его стоимость не превышает 100 МРОТ);
  • животные, которые являются частью домашнего хозяйства;
  • имущество, необходимое гражданам с инвалидностью (костыли, инвалидная коляска либо транспортное средство для перемещения);
  • предметы, относящиеся к религиозной культуре (церковные книги, иконы и так далее);
  • детские вещи, которыми пользуется ребёнок;
  • медали и прочие награды.

Советы должникам

Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехнику

Каким образом можно обезопасить своё имущество? Об этом ниже:

  1. Если есть чеки, подтверждающие, что имущество было оформлено на другого человека — их нужно обязательно показать приставу.
  2. Стоит заранее знать, какие вещи могут забрать судебные приставы — их на время можно вывезти из квартиры (до прихода исполнителей), если они представляют для должника какую-то ценность.
  3. Ещё может помочь обезопасить имущество составление договора безвозмездного пользования или договора хранения (в этом смогут помочь соседи, друзья или родственники).
  4. Также можно через нотариуса составить договор дарения на необходимые имущественные ценности.

Далее речь пойдёт о том, каким образом можно снять арест с банковской карты, ведь её исполнители блокируют в первую очередь. Последовательность действий при этом примерно такова:

  1. Нужно обратиться в ФССП и написать заявление о том, что необходимо снять арест с карты. В заявлении нужно указать, что при отсутствии возможности пользоваться карточкой нельзя будет погашать задолженность. Сразу стоит составить два экземпляра, после чего обратиться к приставу, который ведёт дело. Как только постановление о снятии ареста будет на руках, нужно с ним отправляться в банк. Спустя несколько дней (как правило, 2-3 дня) арест с карты снимут.
  2. Если нужно отсрочить визит уполномоченных лиц, нужно также писать заявление — делается это сразу же после того, как решение вступает в силу. Отсрочку могут дать на несколько месяцев, иногда даже на год. За это время можно исправить ситуацию. Однако стоит помнить, что для отсрочки понадобятся серьёзные документы, подтверждающие болезнь, беременность и так далее.
  3. Если никаких веских причин для отсрочки визита приставов нет, то можно подать апелляцию. Судебный вердикт отменён не будет, но производство будет возобновлено исключительно после того, как решение об апелляции станет действительным.
Читайте также:  Что представляет собой право собственности на жилье?

Разумеется, арест имущества — процедура непростая и очень неприятная. Потому лучше всего постараться не копить долги и своевременно их погашать, чтобы не лишиться ценных вещей.

Снятие ареста со счёта — пошаговая инструкция. Эти карты реже блокируют приставы

  • до 4% на остаток
  • 1,5% кэшбэка на всё
  • 0₽ за обслуживание
  • до 6,5% на остаток
  • до 5% кэшбэка за ЖКХ
  • 0₽ за обслуживание
  • до 5% на остаток
  • до 1% кэшбэка на всё
  • 0-99₽ за обслуживание

Следите за новостями на нашем телеграм-каналеПерейти

Следователям запретили изымать компьютеры, документы и другие вещдоки при обысках фирм — Ассоциация Юристов России

26 Марта 2021

«Российская газета» публикует поправки в УПК, ограждающие бизнес от давления следствия. В статьях, касающихся изъятия вещественных доказательств, детально прописывается, каких фигурантов считать предпринимателями, а значит, попадающими под действие защитных правил.

  Следователи не вправе поместить под замок всю оргтехнику фирмы, не дав скопировать информацию. Следователи не вправе поместить под замок всю оргтехнику фирмы, не дав скопировать информацию. Визит правоохранителей не должен разорять фирму. Теперь это закон.

Так что отныне люди в масках не смогут прийти в офис и забрать компьютеры, документы, другие вещдоки, чтобы потом долго и томительно все не отдавать.   Например, по закону следователь не может просто так изъять компьютеры в компании, для этого нужны особые причины.

И в любом случае, если технику все-таки уносят, надо дать предпринимателю возможность скопировать всю нужную для работы информацию. Это нужно для того, чтобы бизнес не закрылся после визита на фирму правоохранителей.

  В одном из своих Посланий президент России Владимир Путин особо подчеркнул необходимость «избавляться от всего, что ограничивает свободу и инициативу предпринимательства».

      «Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания», — сказал президент.   По его словам, почти половина дел — около 45 процентов — в отношении предпринимателей прекращается, не доходя до суда.   У правоохранителей, конечно, есть право подозревать и разбираться. Само собой, нет ничего страшного, если следователи завели дело, но разобрались, увидели, что вины предпринимателя нет, и прекратили расследование. Страшно другое: когда под видом разбирательства убивают бизнес. Не раз правозащитники высказывали подозрения, что некоторые дела заводятся не для того, чтобы посадить, а чтобы разорить.

«Нередко само расследование становится разрушительным для бизнеса, так как изъятие документации и компьютерной аппаратуры может повлечь остановку работы фирмы, — поясняет председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — Поэтому на законодательном уровне закреплены меры, защищающие бизнес от необоснованного давления правоохранительных органов».

  Принятые поправки в закон, говоря простым языком, связывают в разумных пределах руки людям в масках. Они потребовались в том числе потому, что на местах, как показывает практика, далеко не все восприняли сигналы главы государства.   По крайней мере, в общество по защите прав предпринимателей поступают тысячи жалоб от бизнесменов. Например, в Краснодарском крае у индивидуального предпринимателя изъяли партию солнцезащитных очков и хранили на складе более двух лет. Только после того, как жалобы предпринимателя дошли до Генпрокуратуры, товар был возвращен. Причем, как подчеркивает предприниматель, ему вернули товар без каких-либо вопросов. То есть претензий со стороны закона к нему нет. Зачем же очки так долго пылились на складе?

  «По данным Верховного суда России, в 2020 году было рассмотрено 4,3 тысячи уголовных дел в сфере предпринимательской деятельности, — рассказывает Владимир Груздев.

По ним перед судом предстали 4,4 тысячи предпринимателей. Дела 1,6 тысячи человек были прекращены по различным основаниям. Осуждены 2,7 тысячи человек.

Из числа осужденных к реальным срокам были приговорены девять процентов».

  Иными словами, практика наказаний достаточно гуманная. А вот практику расследования уголовных дел надо совершенствовать. Еще один пример: в Хабаровске у фирмы, занимающейся разработкой программного обеспечения, было изъято необходимое для работы оборудование. Компания представлена в шести регионах, и ее работа была полностью парализована. Только после вмешательства организаций, защищающих права предпринимателей, оборудование было возвращено.

  Между тем, как подчеркивает советник Федеральной палаты адвокатов России Евгений Рубинштейн, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает ряд гарантий от необоснованного вмешательства в предпринимательскую деятельность.

  По его словам, если следствию необходимо изучить информацию, содержащуюся на электронных носителях, он может их изъять только с соблюдением предусмотренных в законе гарантий. Если же особых обстоятельств нет, то технику надо оставить бизнесменам, просмотрев прямо на месте то, что нужно. Такие нормы были введены достаточно давно, чтобы улучшить деловой климат. Однако на практике они не всегда срабатывают. Силовики пользуются тем, что, как указывают правоведы, иногда грань между экономическим преступлением и обычным достаточно тонка. Например, нередко следствие инкриминирует предпринимателям статью «Мошенничество». И тогда люди в погонах искренне уверяют, что речь об обычной уголовной афере. Такой же, как, скажем, игра в наперстки, организация лохотрона или продажа чужой квартиры. И тогда якобы на обвиняемого предпринимателя не распространяются гарантии, предусмотренные для бизнеса.

  «Одна из проблем, которая позволяет нивелировать предусмотренные выше гарантии, заключается в аморфном содержании и толковании термина «сфера предпринимательской деятельности», — говорит Евгений Рубинштейн.

Дело в том, что указанные гарантии распространяются только в случаях, когда расследуются уголовные дела о преступлениях в «сфере предпринимательской деятельности».

Именно для того, чтобы снизить возможность необоснованного ограничительного толкования указанного термина, принятый закон предусматривает иную, более конкретную формулировку».

  Почти половина дел, возбужденных в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда. Но расследование могло убить бизнес

В свою очередь, адвокат, руководитель практики Legal Tech «Бюро адвокатов Де-ре», Виктор Пробичев согласен с тем, что правоохранители часто устраивают маски-шоу, чтобы надавить на бизнес.

Например, по его словам, порой визит людей в погонах вызван не каким-то сигналом о возможном преступлении, а просьбой небросовестных бизнесменов.

Допустим, фирма «Честный подрядчик» судится в арбитраже с фирмой «Бесчестный заказчик», и последний, используя свои связи с правоохранителями, договаривается о визите силовиков в офис «Честного подрядчика». Зачем? Чтобы изъять оригиналы документов: счета-фактуры, акты, договоры.

В итоге подрядчик вынужден приходить в арбитражный суд буквально с пустыми руками. А важные для экономического спора документы лежат в столе следователя, пока он возится с придуманным на пустом месте уголовным делом. Дело потом закроется, документы вернут, но — уже после того, как закончится арбитражный суд.

  «Правоохранительные органы зачастую изымаю не только компьютерную оргтехнику и товар, но и оригиналы документов, — рассказывает Виктор Пробичев. — Более того, в нарушении положений закона о полиции , не предоставляют в установленные сроки копии изъятых документов, в случае, если при производстве следственных действий или оперативных мероприятий не имелось технической возможности сделать копии. Это препятствует нормальной деятельности компании».   Новые нормы позволят четко разграничить, в каких случаях на бизнесмена распространяются предпринимательские гарантии, а в каких — нет.

  • Екатерина Авдеева, руководитель экспертного центра «Деловой России»:
  • Дмитрий Петровичев, вице-президент «Опоры России»:
  • Александр Варварин, статс-секретарь — Вице-президент РСПП:

  — Для предпринимателей, конечно же, очень важно применение на практике гарантий, предусмотренных законодателем. Действительно особенно остро стоят вопросы, связанные с изъятием документов, цифровых носителей и компьютерной техники. Причем ст. 81.1 УПК РФ содержит очень четкие и разумные сроки, в которые изъятое должно быть приобщено в качестве вещественных доказательств, назначена экспертиза или изъятое должно быть возвращено. Надеемся, что это будет еще один шаг в изменении законодательства для обеспечения гарантий предпринимателей, которые так важны для хорошего делового и инвестиционного климата.   — Более трети обращений, которые к нам поступают от предпринимателей ежегодно, касаются вопросов защиты их прав в связи с уголовным преследованием.   Действие закона направлено на то, чтобы было единое понимание по отнесению преступления к предпринимательской деятельности. Это очень важно. Главная цель — исключить различные толкования.   Новый закон не меняет существующий порядок признания вещественных доказательств, изымаемых, в том числе, у бизнеса, доказательствами. Данный законопроект носит в большей степени уточняющий характер.   Понятие «предпринимательская деятельность» в уголовно-процессуальном законодательстве используется достаточно часто, но его содержание раньше практически не раскрывалось.   Основная проблема была связана с применением статьи 108 УПК в части 1.1, где в отношении предпринимателей введены ограничения на заключение их под стражу. Долгое время складывалась негативная практика, так как суды трактовали термин «предпринимательская деятельность» очень узко. В частности, говорили, что преступления, связанные с предпринимательской деятельностью, касаются только действий индивидуальных предпринимателей — тогда будут действовать особенности заключения их под стражу.   Верховный Суд дважды давал разъяснения, что нельзя давать такие узкие трактовки. Но проблемы сохранялись, и Верховный Суд предложил внести изменения в 108 статью УПК.   На наш взгляд, эти изменения достаточно четко урегулировали, в каких случаях можно заключать предпринимателей под стражу, а в каких нет, но аналогичный термин «преступления в сфере предпринимательской деятельности» до сих пор сохранялся в статье 81.1 о вещественных доказательствах и в статье 164 о правилах производства в следственной деятельности. Применительно к этим статьям сохранялась правовая неопределенность.   Поскольку в статью 108 были внесены уточняющие корректировки, логично было внести соответствующие изменения применительно к статье 81.1 и 164, что и было сделано.   Таким образом, законодатель повысил степень защищенности предпринимателей, и мы надеемся, что на практике будет возникать меньше конфликтных ситуаций при определении понятий «вещественные доказательства» по особому режиму приобщения таких доказательств к делу по преступлениям, совершенным в сфере предпринимательской деятельности.

Читайте также:  Судебные приставы стали проводить обыск должника при встрече

  Изменения абсолютно правильные, мы их поддерживаем. Они во многом носят уточняющий характер — не по процедурам, как приобщать вещественные доказательства и как их изымать у бизнеса, а по описанию случаев, в которых применяются эти особенности.

Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехнику Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехнику

Источник: Российская газета

Закон об изъятии техники – основания изъятия носителей

30 января 2019

Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехнику

В конце декабря в УПК РФ появилась новая статья 164.1, регулирующая процедуру изъятия электронных носителей и копирования с них информации в процессе осуществления следственных мероприятий. Данная статья стала одной из уголовно-правовых гарантий бизнесу, предложенных Президентом РФ Владимиром Путиным.

Под электронным носителем информации подразумеваются устройства, конструктивно предназначенные для постоянного или временного хранения данных в виде, пригодном для использования в электронных вычислительных машинах, а также передачи по информационно-коммуникационным сетям. На практике к ним относятся жесткие диски, флеш-карты и тому подобные устройства.

При расследовании уголовных дел о мошенничестве, присвоении или растрате, причинении имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, если деяния совершены в сфере предпринимательской деятельности, также при расследовании уголовных дел о перечисленных в ч.4.1 ст.

164 УПК РФ статьях УК РФ, предусматривающих ответственность ща совершение преступление в сфере экономической деятельности,, изъятие электронных носителей информации по общему правилу запрещено. Однако закон содержит исключения из данного правила.

Так, изъятие электронных носителей информации допускается по делам в сфере экономической и предпринимательской деятельности при следующих основаниях:

  1. Имеется постановление о проведении судебной экспертизы в отношении электронных носителей.
  2. Наличие судебного акта об изъятии.
  3. Отсутствие у владельца носителя прав на хранение и использование данных, содержащихся на устройстве.
  4. Потенциальная возможность использования информации, находящейся на устройстве, для совершения новых преступных деяний.
  5. Наличие мнения специалиста в сфере техники о том, что копирование данных может привести к их изменению или уничтожению.

Еще одно требование вновь введённой в действие ст. 164.1 УПК РФ заключается в том, что изъятие должен осуществлять специалист. Владелец устройств (или обладатель информации, содержащейся на них) может ходатайствовать о копировании данных на другое устройство.

Специалист, соответственно, в присутствии понятых осуществляет копирование, о чем делается соответствующая запись в протоколе. Указанные положения не являются новыми для уголовно-процессуального законодательства; в 2012 году в статью 182 УПК РФ, посвящённую основаниям и порядку производства обыска, была введена часть 9.

1, которая впервые установила аналогичные правила, в связи с появлением в УПК РФ рассматриваемой нами ст. 164.1 упомянутая ч. 9.1 ст. 182 утратила свою силу.

Если следователь решил не производить изъятие электронных носителей, а просто скопировать информацию, то он должен указать в протоколе используемые технические средства, порядок их применения, устройства, к которым эти средства были применены.

К чему приведут новые правила изъятия предметов?

Закон об изъятии носителей и копировании данных был разработан для защиты прав предпринимателей, поскольку большинство компаний, лишившись техники, просто не могли продолжать нормальную работу. Тем не менее, у нововведения немало серьезных изъянов. Рассмотрим их.

  1. По-прежнему отсутствует легальное понятие «электронный носитель информации» в контексте уголовного процесса. Конечно, данное определение имеется в ГОСТе 2.051-2013, однако оно слишком общее и лишено конкретики. На практике это будет приводить к спорам относительно того, что можно считать электронным носителем информации, а что нет. Например, у специалистов нет единого мнения о том, можно ли применять данные правила к изъятию мобильных телефонов и сим-карт.
  2. О том, кто может выступать в роли специалиста, ничего не сказано. Не указаны конкретные требования, которые предъявлялись бы к образованию и опыту работы специалиста. Конечно, в УПК РФ такие уточнения вноситься не будут – нужен отдельный акт по данной теме.
  3. На практике по ходатайствам о копировании данных по-прежнему будут приниматься отрицательные решения. Объясняется это тем, что в ходе осмотра места происшествия, обыска или выемки следователь еще не представляет объем и характер всех данных, хранящихся на устройстве, а, значит, он может предположить, что копирование информации по ходатайству предпринимателя теоретически может помешать расследованию или способствовать новым преступлениям, кроме того органы расследования в России по-прежнему не готовы совершать какие-либо действия в целях защиты прав и свобод лица, привлекаемого к ответственности, а в удовлетворении любых, даже законных просьб склонны скорее отказать
  4. Предположение о том, что информация может быть использована для совершения бизнесменом новых преступлений – размытое основание для изъятия техники, которое следователь может легко использовать на практике. Необходимо законодательно запретить отказывать в удовлетворении ходатайства о копировании информации в ходе изъятия без мотивированного объяснения с указанием конкретных фактов, на основании которых следствием было сделано соответствующее предположение.
  5. Если объем информации достаточно большой, то поиск другой техники и само копирование будут достаточно проблематичными. Владелец изъятых носителей фактически не сможет воспользоваться данной возможностью.

Отсюда следует, что новая статья, к сожалению, работать не будет. Законодатель не смог устранить старых проблем, не конкретизировал спорные и неясные моменты, имевшиеся и ранее. Новый закон фактически продублировал в отдельной статье ранее имевшиеся декларативные нормы, практикой так и не воспринятые, дополнив их рядом ещё более спорных положений.

Что делать предпринимателю?

Как было сказано ранее, предпринимателям не стоит надеяться на указанную статью – в ней достаточно «лазеек» для следствия, чтобы изъять технику и отказать в копировании. В этой ситуации требуется срочная защита бизнеса со стороны грамотного адвоката, который:

  • выяснит, имеются ли основания для производства данных действий;
  • примет участие в изъятии и проконтролирует ход осмотра места происшествия, обыска, выемки, не допуская нарушение прав доверителя;
  • использует все возможности, чтобы предотвратить изъятие компьютеров и другой техники;
  • добьется копирования важной для доверителя информации на другие носители;
  • обжалует незаконный отказ в копировании данных;
  • в случае нарушения оснований и порядка следственного или оперативно-розыскного мероприятия по изъятию электронных носителей информации примет меры для признания полученных доказательств недопустимыми;
  • обжалует незаконные действия и решения органов следствия руководителю следственного органа, прокурору и (или) в суд;
  • примет все предусмотренные законом меры для скорейшего возврату изъятой техники.

Отметим, что даже если на устройстве в действительности содержалась изобличительная информация, опытный адвокат по уголовным делам может подметить малейшие процессуальные огрехи в работе следователей и, соответственно, уже в суде добиться исключения доказательств, полученных с нарушением закона, как недопустимых

Самим же предпринимателям рекомендуется копировать важную информацию и хранить копии в недоступном для правоохранителей месте. Так деятельность компании не будет парализована даже в случае изъятия носителей.

Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехнику

Помогли клиенту, купившему автомобили у банкрота, избежать их ареста

25 янв 2021

Пристав парализовал деятельность компании, изъяв всю оргтехникуПринимая обеспечительные меры по иску, суд арестовал активы нашего клиента. Но в решении суда не были указаны пределы такого ареста – то ли просто запрет владельцу на продажу имущества, то ли его передача судебным приставам-исполнителям на хранение. Мы провели большую работу и вынудили суд исправить ошибку и принять решение, выгодное для нашего клиента. К сожалению, мы связаны условиями договора и вынуждены скрыть часть подробностей. Подробности истории – ниже…     

Один из наших клиентов – компания, занимающаяся сдачей в аренду грузовиков, недавно купила у другого юрлица грузовик с прицепом. Но, спустя время, продавец заявил о начале процедуры банкротства.

Ему был назначен финансовый управляющий, который стал проверять сделки, совершенные перед подачей заявления о банкротстве. Договор покупки нашим клиентом грузового автомобиля и полуприцепа-рефрижератора показался ему подозрительным, прежде всего его озадачила цена машины, на его взгляд заниженная.

В итоге управляющий заявил ходатайство о признании сделки недействительной и о возврате автомобилей.

В своем ходатайстве он, ссылаясь на положения ст.90 АПК РФ и ст.80 ФЗ «Об исполнительном производстве», заявил о необходимости принятия судом обеспечительных мер в виде ареста имущества.

Арбитражный суд Воронежской области 5 октября 2020 г. удовлетворил это ходатайство и наложил арест на спорные машины.

Объяснено это было тем, что необходимо было помешать отчуждению спорного имущества, сохранить существующее положение сторон и обеспечить в будущем исполнение решения суда. 

Суд в своем определении разъяснил, какие элементы включает арест: запрет распоряжаться имуществом, ограничение права пользования имуществом или даже его изъятие, но только при необходимости. Но он не конкретизировал, какие действия необходимо совершить приставам-исполнителям, ограничившись словом «арестовать». 

Для нас было непонятно, что в итоге будет: только ли запретят органам ГИБДД снимать с учета автомобили или всё же изымут их на специализированную стоянку? Первый вариант вполне устраивал нашего заказчика, ведь он не намеревался продавать автомобили, продолжая сдавать их в аренду. 

Читайте также:  Что будет с ипотекой при банкротстве физического лица?

Но если бы судебные приставы все же принудительно изъяли машины, то это полностью парализовало бы нормальную работу предприятия. Компания лишилась бы основного источника прибыли.

Фактически при имеющейся неоднозначной формулировке в судебном акте судебный пристав-исполнитель мог фактический арестовать автомобили, запретив ими владеть и пользоваться.

И тогда арендаторы могли взыскать с клиента убытки и штрафные санкции.

Ориентируясь на документы, полученные от клиента и приняв во внимание положения процессуального законодательства (ст.95 АПК РФ), мы обратились в суд с заявлением о замене одной обеспечительной меры на другую. На случай, если такой метод не сработал и суд отказал бы в наших требованиях, мы также подали апелляционную жалобу на судебный акт о наложении ареста. 

Суд удовлетворил наши требования и заменил арест на запрет отчуждать автомобили и регистрировать их в ГИБДД.

Мы доказали, что арест автомобилей лишит нашего клиента реальной возможности вести бизнес, поскольку эти автомобили являются единственным источником дохода общества.

Полное ограничение права пользования ими привело бы к причинению убытков, а также нарушило баланс интересов заинтересованных сторон.

Проверка ОБЭП: готовимся к проверке и разбираем ошибки

  • Тактика общения с правоохранительными органами, упреждающие действия до проверок организации ОБЭП и во время их проведения.
  • Большая часть наших адвокатов в прошлом были следователями и работниками правоохранительных органов и сами занимались проведением проверок организаций и предпринимателей.
  • Знания и определенные хитрости, приобретенные в ходе работы позволяют дать нам некоторые советы для предпринимателей, которые помогут в налаживании отношений с сотрудниками правоохранительных органов.  
  • Общение с ОБЭПовцами начинается, как правило:
  • После получения запроса от правоохранительных органов.
  • В ходе проведения обследования.
  • После вызова на допрос в качестве свидетеля.
  • В ходе проведения обыска.

В зависимости от того с чего началось общение с сотрудниками правоохранительных органов, необходимо и избрать тактику общения с сотрудниками.

В зависимости от первого общения, можно понять серьёзность причин «знакомства» с сотрудниками правоохранительных органов.  

  1. В любом случае главное первоначально занять позицию в общении, чтобы как можно больше узнать информации о проводимых мероприятиях.
  2. Начнем с менее «опасных» вариантов знакомства:
  3. При получении запроса от правоохранительных органов, часто в организациях возникает паника, которую часто подогревают «решалы» и приближенные к ним люди.

Как правило, в данных запросах указаны контактные телефоны. Для налаживания отношений необходимо связаться по данным телефонам и спросить «возможно, дурацкие» вопросы.

Вывести их на общение, чтобы узнать как можно больше информации, чем указано в самом допросе. Узнать что им действительно необходимо, а что они ждут дополнительно.

Исходя из этого, можно подготовится для последующего общения с правоохранительными органами, принять контрмеры.

При вызове в ОБЭП по повестке или телефону, необходимо выяснить причину вызова, применить психологические уловки, типа «а может мне сразу взять какие – то документы, чтобы более конкретно отвечать на вопросы». Исходя из ответов и понимания ситуации, необходимо принять контрмеры и подготовиться к допросу.

При «знакомстве» с правоохранительными органами в ходе проведения «обыска».

Часто, обыватели называют обыском, может быть не только самим обыском в рамках расследования уголовного дела, но и выемкой, осмотром места происшествия, или целым рядом разных мероприятий. От его вида зависят права и обязанности проверяющих и проверяемых.

Самый частый вид подобной проверки – это оперативно-розыскное мероприятие -обследование в рамках проведения ОРД. Данное обследование можно проводить только с согласия проверяемого лица.

Обыски регламентируются Уголовно-процессуальным кодексом, а обследования — Инструкцией о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел гласного оперативно-разыскного мероприятия обследование помещений (утверждена приказом МВД от 01.04.2014 г. № 199).

Как правило, данные проверки проводятся в организациях, которые занимаются «сомнительными» делами, освоением бюджетных средств или налоговыми оптимизациями (в том числе, с участием однодневок).

Но терять бдительность не должны и добросовестные фирмы.

Постановления об обыске или выемке в коммерческих организациях все чаще выносятся по так называемому веерному типу, то есть по адресам местонахождения практически всех контрагентов, которые интересуют правоохранителя.

Оперативники из ОБЭП могут нагрянуть «по заказу» недобросовестного конкурента, который имеет связи в силовых структурах.

Как правило, визиты сотрудников правоохранительных органов обусловлены реальными нарушениями.

Фактически в следователь может включить в список компаний, в которых будут проводится обыски исходя из каких-либо отношений с данной компанией.

То же самое касается и обследований: для предлога бывает достаточно выявить «однодневку», получить по ней банковскую выписку и опросить номинального директора, который не подтвердит свои полномочия.

Процессуальные документы, позволяющие проводить обследования, обыски часто содержат формальные, обтекаемые формулировки. «Вероятность проверить потом достоверность такой информации (например, при судебном обжаловании проведенного осмотра) равна нулю. Любое взаимоотношение с каким-либо контрагентом, упоминание компании в показаниях.

Заранее необходимо быть готовым к визиту правоохранителей:

  1. Внедрить надежную контрольно-пропускную систему, которая позволит компании контролировать вход в офис (правда, эта мера помогает только при проведении добровольных мероприятий), иметь второй выход.
  2. Разработать план действий на случай внезапного визита правоохранителей (как на случай пожара), общаться с ними поставить самых психологически устойчивых.
  3. Установить режим коммерческой тайны как на документы, так и на электронные носители. Дело в том, что изъятие таких сведений возможно только на основании решения суда.
  4. Не хранить в офисе много наличности или печатей сторонних организаций.
  5. Как правило, законы о бухучете и налогах не регламентируют, где хранить отчетность. Компания может разработать эти правила сама и закрепить их в учетной политике. По его словам, документы могут храниться в разных подразделениях или другом месте (специальное помещение, отданное под архив). Кроме того, бумаги могут находиться у сторонней организации по договору оказания услуг (бухгалтерских, аудиторских, архивариуса и т.д.).

При визите правоохранителей в офис в первую очередь — сохраняйте спокойствие. Проверьте и перепишите данные удостоверений всех «гостей»: это поможет вам в случае чего обжаловать их действия. А их самих это дисциплинирует – точно так же, как и видеосъемка происходящего и присутствие вашего адвоката.

Нужно проверить документы в обоснование мероприятия. Если речь об обыске – можно попросить копию постановления о его проведении. А если следователь отказал (обязанности предоставлять копию у него нет), переписать содержание документа и только после этого поставить подпись о том, что вы с ним ознакомлены.

На практике обыски проходят по-разному, но в основном рано утром или в первые часы работы. Время проведения обыска ничем не ограничено.

Перед тем, как забрать документы или носители, с них дают возможность снять копии. Кроме того, правоохранители могут просить у сотрудников организации какие-то документы. Руководители зачастую готовы добровольно предоставить интересующие предметы, но, тем не менее, осмотр или обыск продолжается. Кроме того, изъятие в виде добровольной выдачи затруднит обжалование его неправомерности.

Работники ОБЭПа могут пытаться задавать вопросы сотрудникам. Но отвечать необязательно. При нежелании общаться можно сослаться на ст. 51 Конституции (никто не обязан свидетельствовать против себя). Если работник все-таки отвечает на вопросы, то он должен придерживаться своей должностной инструкции.

Надо внимательно знакомиться с документами, которые составляются по итогам мероприятия, и обязательно внести в них свои замечания, указав на незаконность его проведения. В случае изъятия бумаг, носителей и так далее – внимательно проверять не только саму опись, но и возможность точно идентифицировать предметы.

Оперативники обычно изымают документацию и носители по принципу «заберем все, а потом вернем, что не пригодилось».

Если среди них обнаружится «черная касса», печати однодневок и т.п., это может закончиться новым уголовным делом, ведь закон обязывает правоохранителей реагировать на признаки совершения преступлений.

Предметы или документы, которые признают доказательствами, не передают обратно. Остальные возвращают, но это может занять довольно много времени и затруднить ведение бизнеса, признают несколько экспертов. В июле 2016 года заработала ст. 81.1 УПК, которая касается ряда преступлений в сфере экономики.

Она дает правоохранителям 10 дней решить, что из изъятого является вещественными доказательствами. Срок может быть продлен на 30 суток руководителем по мотивированному ходатайству следователя – например, если документов очень много. На экспертизу дается максимум три дня.

По истечении этих сроков у следователя есть 5 дней, чтобы вернуть все, что ему оказалось не нужно, устанавливает п. 4 ст. 81.1 УПК.

В то же время, статья не распространяется на такие «популярные» для бизнеса составы, как ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере) и ст. 201 УК (злоупотребление полномочиями).

Чтобы изъятие компьютеров не парализовало деятельность компании, хорошая идея – использовать для работы «облачные технологии», На офисных компьютерах при этом не содержится никакой информации, или самый минимум.  

  1. Главное правило при общении с сотрудниками правоохранительных органов: «Молчание – золото». (Пример, указывание на фамилии, в протокол обыска может быть занесена любая информация, в том числе разъяснения).
  2. Хранить важную документацию в отдельном месте, место которое должны знать только надежные сотрудники компании (или вообще не хранить).
  3. При проведении обыска или выемки (помнить об оговорках в ст. 181, 182 УПК РФ).
  4. При ведении переговоров использовать закрытые каналы связи, а лучше беседовать лично (пример -10 номеров, и частая их замена).
  5. Необходимо наладить хорошие отношения с представителями правоохранительных органов.
  6. Конкретные методы защиты при проведении проверок и следственных действий.

И в конце – не будем оригинальными – лучше взаимодействовать с опытными адвокатами при опасности проверки  со стороны ОБЭП и иных служб, так вы сможете быть защищены от ошибок.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *