Все предприниматели боятся субсидиарной ответственности при долгах

Все предприниматели боятся субсидиарной ответственности при долгах

Правоприменительная тенденция такова, что через несколько лет суд будет удовлетворять практически каждое заявление о привлечении бенефициаров к субсидиарной ответственности. Все фото: «Современная защита»

Законодатель ужесточил порядок привлечения руководителей и учредителей юридических лиц к ответственности по долгам организаций

Тенденции по правоприменению законодательства о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих предприятие лиц диктуют бизнесу новые правила игры, несоблюдение которых чревато как для руководителей, так и для учредителей потерей всего личного имущества.

Суд «переходит на личности»

В России резко выросло число решений по удовлетворению судами заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности директоров и собственников бизнеса. За год, по данным реестра банкротов, число поданных в суды заявлений о привлечении выросло почти в полтора раза, число удовлетворенных — вдвое, а сумма привлечения — втрое.

За прошлый год более двух тысяч предпринимателей заставили нести ответственность за долги организаций своим личным имуществом.

«Линия на повышение ответственности собственников поддерживается и направляется Верховным судом, — отметил говорит Владимир Ханов, руководитель юридической практики компании «Современная защита» в Казани. — Так, недавно высшая судебная инстанция разрешила доказывать возможность субсидиарной ответственности с помощью косвенных доказательств фактического контроля должника».

Все предприниматели боятся субсидиарной ответственности при долгах

Владимир Ханов уверен, что предусмотрительность предпринимателя и экспертиза юридической компании могут свести риски субсидиарной ответственности к нулю

Когда и за что привлекают

Если раньше суды по субсидиарной ответственности привлекали в основном бенефициаров компаний-банкротов на стадии конкурсного производства по причине непередачи документов, то теперь все чаще основанием для привлечения становится неподача или несвоевременная подача заявления должника о собственном банкротстве.

Эта тенденция диктуется изменениями в законодательстве о банкротстве, введенными в 2017 году, и расширившими основания привлечения к субсидиарной ответственности, а также уже сложившейся на текущий момент судебной практикой по данному вопросу.

«Если ранее предприниматель понимал, когда опасаться рисков привлечения к субсидиарной ответственности, теперь привлечь к ней может практически любой кредитор, если в компании есть задолженность в размере свыше 300 тыс.

 руб. со сроком давности более одного квартала, — рассказывает Ханов. — В случае привлечения в субсидиарную ответственность по этому основанию вменяются долги, возникшие после момента наступления неплатежеспособности».

По данным Центра taxCOACH, 40% исков связано с субсидиарной ответственностью за неподачу заявления о самобанкротстве.

Субсидиарную ответственность несут не только директора, но и контролирующие бизнес лица: собственники, главный бухгалтер. Практика их привлечения к ответственности уже четко сформирована.

«Важно понимать, что институт номинальных директоров мертв, — подчеркивает руководитель юридической практики компании «Современная защита» в Казани. — Предполагать, что проблемное юрлицо можно будет «увести» в другой регион или продать номиналу уже не приходится.

Налоговая наработала большую практику, которая «похоронила» популярный ранее способ ликвидации проблемных фирм».

Субсидиарная ответственность — новый и модный спасательный круг для любых кредиторов, налоговой, банков. У нее нет пределов: оплате подлежат все непогашенные долги перед кредиторами.

При банкротстве для арбитражных управляющих «субсидиарка» — прекрасный способ заработка, так как вознаграждение самого арбитражного управляющего зависит от размера взысканных сумм, в связи с чем у последнего имеется особый интерес к активному привлечению к такой ответственности.

И если учредитель не будет привлечен к субсидиарной ответственности в рамках процедуры банкротства, это может быть сделано в рамках уголовного дела в виде компенсации ущерба, нанесенного, например, бюджету.

По закону, долги в рамках субсидиарной ответственности не могут быть списаны в рамках личного банкротства бенефициара. При этом кредиторы имеют «длинные руки» и при желании могут найти активы, зарегистрированные на членов семьи или даже бывшего супруга.

Все предприниматели боятся субсидиарной ответственности при долгах

Если банкротство целесообразно, в «Современной защите» есть возможность снизить стоимость процедуры вдвое: с 400 тыс. до 200 тыс. руб.

«Расстрельная» должность

Исходя из темпов роста подач заявлений о привлечении к «субсидиарке», должность директора в компании, также, как и позиция ее учредителя, автоматически становятся «расстрельными».

К обычным стрессам и рискам добавляется ситуация неопределенности: бизнес не понимает новых правил игры.

По данным taxCOACH, 82% оспоренных сделок, вмененных предпринимателям в рамках субсидиарной ответственности связаны с попытками вывода активов.

То, что еще пять-семь лет назад расценивалось как разумный и необходимый шаг, сейчас оценивается сквозь призму нового, ужесточенного подхода.

«Тенденции, связанные с рисками субсидиарной ответственности, увеличивают ответственность предпринимателя, — уверен Владимир Ханов. — Определяющими для суда могут стать действия и решения, которые на момент принятия выглядели проходными, малозначимыми.

Одна из услуг, которую предлагает «Современная защита» — некая риск-карта, оценка привычных для компании и ее собственников действий в проекции.

В такой риск-карте даются рекомендации, какие моменты необходимо взять на контроль или исправить, прослеживаются несколько сценариев развития событий при использовании различных инструментов защиты».

  • «Современная защита» рекомендует: • не замещать одновременно должность директора и участника компании, — это в настоящее время только увеличивает риски субсидиарной ответственности; • бережно относиться к финансовой документации, в идеале — хранить у себя значимые документы; • ввести обязательное визирование документации бухгалтерами или юристами перед подачей на подпись директору для равномерного распределения ответственности;
  • • заказать финансовый анализ деятельности компании и риск-карту, что снизит число ошибок, которые могут стать непоправимыми в будущем.
  • Больше рекомендаций в блоге компании

«Если руководитель компании видит, что текущее положение дел в компании можно назвать предбанкротным, самая большая ошибка — «прятать голову в песок», — подчеркивает эксперт. — В «Современной защите» есть возможность провести предбанкротный анализ, пообщаться с опытными арбитражниками, чтобы увидеть для себя риски и их минимизировать».

Узнайте, есть ли в вашей компании риски банкротства

Если вероятность подачи иска кредитором оценивается как серьезная, юристы рекомендуют работать на опережение. «Есть возможность сделать банкротный процесс более лояльным к собственнику, управляемым, — сообщает Владимир Ханов. — Такая процедура позволит предпринимателю даже в самые тяжелые времена сохранить спокойствие и выйти победителем из самой сложной ситуации».

Опыт и технологии

По данным 2Гис, в Казани более 600 юридических компаний. Однако реально обладают компетенциями в вопросах банкротства компаний единицы.

«Современная защита» за пять лет работы накопила глубокие экспертные знания и уникальные практики по банкротствам, связи в среде арбитражных управляющих.

Технологичность работы компании позволяет ей дисконтировать на ряде дорогостоящих процедур, например, снизить стоимость сопровождения банкротства практически вдвое.

Как вдвое снизить затраты на процедуру банкротства в Татарстане

В компании «Современная защита» уверены, что институт банкротства — важная составляющая экономической жизни страны и то, что процедура банкротства юрлица стала намного доступней, облегчает ведение бизнеса в стране.

«Важно, что доступность банкротства дает возможность каждому предпринимателю законно защищаться от кредиторов, а также снижает затраты и вероятность привлечения к субсидиарной ответственности», — отметил говорит Владимир Ханов, руководитель юридической практики компании «Современная защита» в Казани.

Получите консультацию специалиста по стратегии защиты от субсидиарной ответственности

Телефон: +7 (843) 211-80-75 метро Площадь Габдуллы Тукая, ул.Право-Булачная, д.35/2, оф. 211

Сайт компании «Современная защита»

Субсидиарная ответственность: новые тенденции и проблемы

Все предприниматели боятся субсидиарной ответственности при долгах

В рамках Петербургского международного юридического форума 
9 ¾ «Вакцинация правом», информационным партнером которого является компания «Гарант», состоялась дискуссионная сессия на тему: «Ответственность бизнеса: убытки, субсидиарная, уголовная». Часть выступлений была посвящена рассмотрению современных тенденций и проблем субсидиарной ответственности.

В частности, партнер практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Иван Веселов обозначил главные признаки субсидиарной ответственности:

  • «вечный характер» – субсидиарная ответственность не подлежит списанию и подлежит наследованию вплоть до выплаты всей причитающейся суммы;
  • размер ответственности – все непогашенные долги должника;
  • сложность опровержения установленных презумпций.

Также эксперт остановился на субъектах субсидиарной ответственности. «Если коротко отвечать на вопрос, кто может быть привлечен к субсидиарной ответственности, то ответ – все, любой и каждый», – подчеркнул он.

Для привлечения к субсидиарной ответственности достаточно соответствия двум критериям: наличие фактической или юридической возможности оказывать воздействие на принимаемые должником решения; наличие причинно-следственной связи между действиями или бездействием привлекаемого к ответственности лица и несостоятельностью должника.

Должность, роль и прочие формальные признаки здесь значения не имеют. Это могут быть и сотрудники «первой линии» – бенефициар, руководитель, участники должника, и иные лица – юрист, бухгалтер и т. д.

Причем необязательно указанные лица должны быть контролирующими должника лицами – Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г.

№ 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление) введена еще одна категория подлежащих субсидиарной ответственности лиц – соучастники.

Речь идет о тех, кто не своим решением повлиял на должника, а по указанию контролирующего должника лица способствовал причинению ущерба компании, которое впоследствии привело к ее несостоятельности.

Судебная практика относит к последним номинальных директоров, контрагентов, которые извлекли прибыль из причинившей ущерб должнику сделки, несовершеннолетних детей, которых иногда используют для вывода имущества и создания искусственной схемы для ухода от кредиторов.

При этом эксперт напомнил, что для привлечения к субсидиарной ответственности суды должны исходить из того, что именно действия (бездействие) контролирующего лица явились необходимой причиной объективного банкротства (п. 19 Постановления). Здесь следует учитывать положения ст.

61.20 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», из которой следует, что если сделка не являлась причиной несостоятельности должника, то контролирующее должника лицо возместит только реальный ущерб, который причинен такой сделкой.

В свете рассматриваемой темы проблемным остается вопрос поиска ответственных лиц. В данном контексте интерес у юристов вызывает недавнее решение ВС РФ, выраженное в Определении СК по экономическим спорам ВС РФ от 29 апреля 2021 г.

Читайте также:  Банк подал в суд на банкротство заемщика

№ 307-ЭС20-22954 по делу № А26-8852/2019, в котором отмечено, что конкурсный управляющий для целей реализации своих полномочий вправе запрашивать сведения о родственниках контролирующего должника лица как потенциальных бенефициаров выведенного из компании имущества.

«Для проведения полноценного анализа финансово-хозяйственной деятельности должника, в том числе его сделок, причин банкротства управляющий должен, помимо прочего, располагать информацией о родственных связях контролирующих лиц. Эта информация требуется управляющему для осуществления возложенных на него обязанностей», – отметил Суд, ссылаясь на абз.

7 п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве, позволяющий арбитражному управляющему запрашивать у государственных органов и органов местного самоуправления сведения, необходимые для проведения процедур банкротства.

По мнению Ивана Веселова, такой широкий подход нивелирует значение юридического лица как обособленного имущества, опосредующего участие в бизнесе.

«Если действовать такими широкими мазками, то никакой разницы между индивидуальным предпринимательством и действием через юридическое лицо не остается», – считает спикер.

Хотя прогосударственный подход «суровые времена требуют серьезных решений» он поддерживает как необходимый для наведения порядка в бизнесе.

При этом с положением контролирующих должника лиц в сегодняшней процедуре банкротства эксперт категорически не согласен. Напомним, ВС РФ придерживается позиции, согласно которой контролирующие должника лица могут участвовать только в своем обособленном споре по привлечению к субсидиарной ответственности (например, Определение ВС РФ от 12 марта 2021 г.

№ 305-ЭС18-9378 по делу № А40-69692/2017). «Такое лицо связано по рукам и ногам и является, по сути, пассажиром поезда, несущегося в пропасть, ни за стоп-кран дернуть, ни сойти на ближайшей станции он не может», – отметил эксперт, призвав оперативно решить эту проблему.

Он подчеркнул, что поскольку банкротство проходит в рамках состязательного процесса, каждая из сторон должна иметь все возможности состязаться.

В свою очередь, партнер юридической фирмы «Кульков, Колотилов и Партнеры» Николай Покрышкин остановился на проблеме задвоения субсидиарной ответственности и иных обязательств контролирующих должника лиц.

Ключевой идеей его выступления стала идея о нарушении в практике, связанной с банкротством, принципа недопустимости двойной ответственности одного лица за одно и то же правонарушение.

Задвоением эксперт считает двойную защиту одного и того же экономического интереса одного лица против другого лица, то есть взыскание с одного и того же лица разными способами правовой защиты денег в счет компенсации одного и того же экономического интереса (например, взыскание убытков или материальный ущерб в рамках уголовного дела и привлечение к субсидиарной ответственности, несмотря на то что экономический интерес в этих делах один и тот же).

В частности, риск задвоения обязательств контролирующего должника лица имеется в случае предъявления: субсидиарной ответственности, убытков, материального ущерба должнику по гражданскому иску в уголовном деле, материального ущерба кредиторам по гражданскому иску в уголовном деле; исков по поручительству и последствиям признания сделок с должником недействительными.

При этом первая группа требований имеет зачетный характер, на что указал ВС РФ в своем Определении СК по экономическим спорам ВС РФ от 3 июля 2020 г. № 305-ЭС19-17007 (2) по делу № А40-203647/2015.

Но на практике часто происходит не зачетное снижение суммы требований, а полный отказ в удовлетворении требований о субсидиарной ответственности, предъявляемое после взыскания убытков.

Задвоение проявляется и при предъявлении требований к лицу как к контролирующему должника (вред, деликтные требования), и требований из поручительства.

Кассационные инстанции не раз высказывались, что факт привлечения к субсидиарной ответственности никак не мешает предъявлять иски, вытекающие из поручительства, и наоборот.

«Через такое задвоение можно использовать неплохой механизм для доминирования в реестре требований кредиторов лица, контролирующего должника», – отмечает эксперт. И приемлемых решений этой проблемы на практике пока нет.

Задвоение встречается и в ситуации с группой компаний – материнская и дочерние компании, когда размер субсидиарной ответственности или убытков может превысить объем отчуждаемого актива организации.

«Проблема задвоения требований встречается постоянно, практически в любом банкротном процессе и может быть использована, с одной стороны, кредиторами, которые могут получить двойное удовлетворение, с другой стороны, бенефициарами, контролирующими должника, и иными связанными лицами для того, чтобы попробовать предрешить потенциальные требования управляющего, кредитора и т. д. за счет умышленного проигрывания ранее небольших процессов или выигрывая их на малые суммы, блокируя дальнейшее взыскание», – подытожил Николай Покрышкин.

Подводя итог дискуссионной сессии, партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов отметил, что обсуждение является не констатацией плохой ситуации в нашей стране, а скорее констатацией того, что «роль юристов возрастает, в том числе в рамках поддержки бизнеса, консультаций и в конечном итоге – спасения в определенных сложных, кризисных ситуациях».

Как избежать «субсидиарки»: основания освобождения КДЛ от ответственности — новости Право.ру

О существенном росте случаев привлечения к «субсидиарке» говорит и судебная статистика.

Согласно сведениям «Федресурса», за период с января по сентябрь 2018 по январь – сентябрь 2019 количество заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности выросло на 12,2%.

За этот же период количество удовлетворённых заявлений выросло на 19%, а совокупный размер субсидиарной ответственности увеличился в два раза (с 147,3 млрд руб. до 303,1 млрд руб.). При этом общий процент удовлетворённых требований от заявленных составляет 30%.

Перед обсуждением вопроса, как же в ситуации «завинчивания гаек» КДЛ избежать субсидиарной ответственности в ситуации банкротства контролируемой компании, необходимо кратко определиться с основными терминами и понятиями.

Контролирующие должника лица (КДЛ) – это, согласно ст. 61.10 ФЗ № 127 «О несостоятельности», лицо, имеющее либо имевшее в течение определенного срока до банкротства право давать должнику обязательные указания или возможность иным образом влиять на его действия.

Закрытого перечня признаков такого лица нет, поэтому суд может признать лицо таковым и по не указанным в законодательстве основаниям. Отсутствие данного статуса должен доказывать сам субсидиарный ответчик.

Хотя чаще к субсидиарной ответственности привлекают директоров и мажоритарных участников (акционеры) юрлиц, суд может признать, что КДЛ и любое лицо формально-юридически не связаны с должником, но участвовали в его управлении и получили выгоду от деятельности компании-банкрота.

Наиболее распространенными случаями привлечения КДЛ к ответственности можно назвать:

  • из-за невозможности полного погашения требований кредиторов вследствие действий (бездействия) данного контролирующего лица (ст. 61.11 № 127-ФЗ);
  • за неподачу (несвоевременную подачу) заявления о несостоятельности должника (ст. 61.12 № 127-ФЗ);
  • за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве) (ст. 61.13 № 127-ФЗ).
  • Предъявлять требования по «субсидиарке» может арбитражный управляющий или конкурсный кредитор, при этом период, в который КДЛ могли совершать действия, являющиеся основаниями для привлечения к ответственности, не может превышать трёх лет.
  • Для привлечения к субсидиарной ответственности необходимо доказать следующие обстоятельства: 1) лицо является КДЛ; 2) полное погашение долгов невозможно; 3) невозможность погашения долгов состоит в причинной связи с действиями или бездействием этого КДЛ.
  • Как избежать субсидиарной ответственности и при каких основаниях суд может не применить к КДЛ указанную меру?

Самый разумный совет: всегда соблюдать требования законодательства, своевременно рассчитываться по долгам и вести дела с «должной осмотрительностью», своевременно и в полном объеме взыскивать дебиторскую задолженность.

На практике, к сожалению, часто происходит, что в силу объективных и субъективных причин избежать банкротства компании не получается и вот уже разгневанные кредиторы и непреклонный арбитражный управляющий требуют привлечь КДЛ к субсидиарной ответственности.

  1. Следует отметить, что в действующем законодательстве в отношении контролирующих лиц действует презумпция вины. Чтобы избежать привлечения к субсидиарной ответственности, КДЛ необходимо будет доказать:
  2. 1) отсутствие своей вины в причиненных убытках;
  3. 2) добросовестность и разумность в принятии управленческих решений;
  4. 3) отсутствие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) контролирующего лица и убытками компании;
  5. 4) желание предотвратить вред большего масштаба.
  6. Постараемся сформулировать возможный список возражений со стороны КДЛ при рассмотрении заявлений о «субсидиарке»:
  • Отсутствие причинно-следственной связи между действиями КДЛ и банкротством предприятия.
Читайте также:  Причины возникновения наследственных споров

П. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 г. № 53 указывает, что «… доказывая отсутствие оснований привлечения к субсидиарной ответственности, в том числе при сопровождении установленных законом презумпций (п. 2 ст. 61.

11 з-на о банкротстве), контролирующее лицо вправе ссылаться на то, что банкротство обусловлено исключительно внешними факторами (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и т. п.)…»

Этот пункт говорит о том, что если экономическая ситуация в стране или в конкретной отрасли плохая, то ее обязательно нужно учитывать. То есть не всегда неплатежеспособность и банкротство общества связаны с непосредственными действиями руководящего состава.

  • Сделки, которые заявители характеризуют как нанесшие ущерб должнику и его кредиторам, имели экономический смысл для предприятия. Для доказательства экономической цели сделок в суде обычно требуется заключение финансово-экономической экспертизы или заключение аудиторов. При этом следует отметить, что достаточно часто именно доказательство экономического смысла вменяемых КДЛ в вину действий позволяет избежать субсидиарной ответственности. У нас наглядным примером было дело № А40-71868/2015, при рассмотрении которого наши юристы смогли представить заключение специалиста и наглядно доказать экономическую основу сделок должника – телекоммуникационной компании, чем спасли имущество и нервы бывшего директора.
  • Руководство должника вело себя добросовестно, что доказывается тем, что получаемые в преддверии банкротства денежные средства тратились компанией на выплату зарплаты работникам и налогов в бюджет. Следует помнить, что отсутствие долгов по зарплате и налогам – это 50% успеха для директора при попытках привлечения его к субсидиарной ответственности по долгам фирмы.
  • В случае утраты финансовых, бухгалтерских документов необходимо доказать объективный характер утраты (может подтверждаться заявлением в полицию о краже документов), предпринять активные меры по их восстановлению.

Как избежать субсидиарной ответственности. Гарантии для контролирующих лиц от Верховного Суда

Судебная практика по спорам о привлечении к субсидиарной ответственности в последние годы демонстрирует уверенный рост удовлетворения соответствующих требований. Причем речь идет не о каких-то процентах, а о росте в разы.

Зная сложную (и порой крайне недобросовестную) специфику отечественных бизнес-отношений, такую тенденцию можно понять и даже одобрить, исходя из посыла —  «у нас всегда есть за что».

Однако осознание  (или ощущение) общей недобросовестности в предпринимательской сфере  не должно освобождать заявителей от формирования грамотной и обоснованной позиции, а суды – от объективного и глубокого исследования ситуации.

Учитывая собственный опыт,  систематически просматривая практику, прихожу к выводу, что арбитры стали сильно упрощать доказывание ключевых элементов в предмете исследования по  спорам о субсидиарной ответственности, превращая такие процессы в очередной конвейер.

При этом судья выясняет только то, что он считает важным, полностью игнорируя ссылку на иных значимые обстоятельства противной стороны.  К сожалению, это обычная «оптимизационная» практика для заваленных работой арбитражных судов, особенно их банкротных составов.

В такой ситуации лицам, привлекаемым к ответственности, не сложно попасть в накатанную судебную колею и по ней выкатиться к предсказуемому решению, получив непомерный «пожизненный» долг.

Вырваться из этой ситуации можно только опираясь на позиции Верховного Суда – игнорировать их или вообще идти против этой практики для судей нижестоящих судов давольно сложно.          

В этой связи, предлагаю  несколько, на мой взгляд, ключевых позиций, которые могут помочь избежать ответственности. Краткий анализ дан в формате правовых концептов Определений СКЭС по наиболее уязвимым для ответчиков (по субсидиарным искам) темам.  При этом постараюсь изложить материал простым практическим языком.  Для наглядности – там, где это уместно – приведем небольшие примеры.

(1). Аспект: уклонение руководителя от передачи документов должника

Правовая позиция: факт непередачи документов должника (от контролирующего лица – управляющему) является  условием  применения презумпции доведения до банкротства.

Для использования этой презумпции заявителю необходимо доказать, что непереданные документы существенно затруднили проведение мероприятий в процедурах банкротства (в частности, формирование конкурсной массы).      

Комментарий:  факт непередачи документов должника арбитражные суды часто рассматривают в качестве самостоятельного основания субсидиарной ответственности контролирующего лица (совместно с двумя другими – доведением до банкротства (ст.61.11 ЗоБ)  и неподачей заявления должника (ст. 61.12 ЗоБ).  ВС признает такой подход  ошибочным.

 Уклонение от передачи документов – это условие применения презумпции доведения до банкротства,  но никак не самостоятельное основания субсидиарной ответственности (то есть, не является самостоятельным составом).

Все это означает, что установленный факт непередачи документов не влечет субсидиарную ответственность, если не будет доказано, что это обстоятельство существенно затруднило проведение процедур банкротства.   

Пример:  контролирующее лицо не передало управляющему документы, подтверждающие права требования к дебиторам. В общем случае это серьезное нарушение, препятствующее пополнению конкурсной массы за счет взыскания дебиторской задолженности.

Однако контролирующее лицо может возражать против этого, ссылаясь на отсутствие реальной возможности взыскания соответствующего долга с дебитора, опровергая тем самым значимость негативных последствий  отсутствия соответствующих документов (пропуск сроков на взыскание дебиторской задолженности, это тоже основание для имущественной ответственности директора, но здесь, скорее, не субсидиарка, а убытки).    

Судебные акты:

Как решить проблему субсидиарной ответственности: лайфхаки от юристов

Вопрос — как уйти от субсидиарной ответственности – набирает все большую популярность, что связано с ужесточением банкротного законодательства, которое произошло в 2017 году. Главное изменение – теперь контролирующие должника лица (КДЛ) вынуждены доказывать, что их решения, действия и приказы в период управления компанией не имеют отношения к долгам и последующему банкротству.

Идеальных компаний, к сожалению, не бывает. Очень часто арбитражные управляющие пытаются обвинить руководителей и акционеров в мошеннических действиях, скинуть на них долги компании, и последним порой приходится защищаться от совсем справедливых обвинений. Давайте поговорим о способах защиты, рекомендуемых юристами.

Как избежать субсидиарной ответственности при банкротстве: методы и лайфхаки

Если при банкротстве предприятия вы понимаете, что обстоятельства складываются явно не в вашу пользу, прежде всего – избавьтесь от паники. Помните, нельзя просто так взять и перевести весь долг на физическое лицо, для этого должны быть очень серьезные основания.

Ниже мы предлагаем рассмотреть, так сказать, кухню подобных процессов, изучить, с чем вы можете столкнуться.

На каких основаниях могут привлечь к субсидиарной ответственности?

При банкротстве ООО или другой юридической формы компании сначала проводятся все проверки, изучаются документы за последние годы, сделки, заключенные перед банкротством, действия руководителей. Только потом, когда уже начинается конкурсное производство, может встать вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности директора или иного КДЛ. Как правило, это случается по таким причинам:

  • были заключены сомнительные сделки. Например, компания заключила договор на получение товара оптом по крайне невыгодным для себя ценам, в результате чего реализация продукции осуществлялась в минус;
  • беспорядок по документации. В частности, если не хватает договоров, бухгалтерской отчетности или других важных документов – это может натолкнуть на мысль об умышленном сокрытии действий руководителей;
  • был обнаружен вывод средств на иностранные счета, находящиеся под юрисдикцией стран с низкой налоговой нагрузкой. Речь идет о так называемых оффшорных зонах;
  • в компании образовались долги, которых не должно быть по документам. Разумеется, в данном случае ведется двойное расследование – со стороны управляющего и со стороны компетентных правоохранительных органов. Яркий пример аналогичного дела – банкротство банка «Российский кредит», в котором под управлением А. Мотылева образовался «из ниоткуда» долг в 126 миллиардов рублей;
  • руководители брали множество кредитов без четких целей, отдавать не планировали, деньги тратились впустую, что привело к банкротству. Заметим, что такие ситуации не редки – очень часто компания, пытаясь удержаться на плаву, все глубже влезает в долговую яму.

В каком порядке осуществляется привлечение к субсидиарной ответственности?

Соответственно, если управляющему удалось обнаружить хоть один из выше изложенных фактов, поднимается вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей и других лиц.

Читайте также:  И снова, купили квартиру, но не смогли этого доказать

Так, арбитражный управляющий собирает доказательства – действия, приказы или решения руководства, которые бы имели отношение к банкротству должника. Также устанавливаются личности КДЛ, в том числе скрытые руководители, которые официально не имеют отношения к управлению (на практике такое встречается нередко).

Далее следует обращение в суд – как правило, инициатором процесса становится арбитражный управляющий. В таких ситуациях возможно солидарное привлечение.

Если субсидиарная ответственность – это переход долгов компании на лиц, виновных в образовании задолженностей, то солидарная ответственность – это разделение долгов на всех КДЛ.

Таким образом, если долг составляет, образно говоря, 3 миллиарда рублей, и КДЛ тоже 3-е, то на каждого «перейдет» по 1-му миллиарду рублей.

В какие сроки привлекают к ответственности при банкротстве юридических лиц?

Как правило, дела подобного рода возбуждаются еще на стадии конкурсного производства в отношении компании. То есть, заинтересованные лица стараются, как можно быстрее поднять вопрос субсидиарной ответственности учредителя или другого КДЛ.

Интересно, что точных сроков давности по привлечению к ответственности нет – каждый суд решает такие вопросы индивидуально. Есть в практике дела, когда проблема привлечения набирала обороты спустя 10(!) лет после банкротства компании.

Таким образом, сроки привлечения могут быть самыми разными. Если одни суды отказывают в привлечении за долги, созданные в начале 2000-х годов, то другие наоборот, поддерживают управляющих в привлечении КДЛ за «старые грехи». Но чаще всего привлекают по таким процессам еще «не отходя от кассы», при банкротствах предприятий.

Что делать, чтобы не допустить привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве?

Довольно часто у предпринимателей возникает идея списания субсидиарной ответственности при банкротстве физических лиц. Заметим сразу, что это невозможно. Закон о банкротстве предусматривает ряд долгов, которые не могут быть списаны в результате признания несостоятельности, и субсидиарная ответственность тоже сюда относится.

Единственным подходящим, но не сильно распространенным способом является выкуп долга, но этот способ уже актуален для тех, кому не удалось избежать ответственности.

Как правило, кредиторы готовы продать такие долги за небольшую сумму, понимая, что в полном размере стребовать задолженность им не удастся.

Напомним, согласно статистике, на одного КДЛ приходится в среднем 113 миллионов рублей, а это немалая сумма средств.

О чем предостерегает судебная практика по субсидиарной ответственности 2021 году?

Судебная практика сложилась достаточно интересная и разнообразная. Согласно картотеке дел в Арбитражных судах, наиболее часто инициаторами становятся управляющие, но факт причастности далеко не всегда удается доказать.

  1. Дело № А79-3955/2009. В данном случае управляющий пытался инициировать привлечение к ответственности КДЛ, обращая внимание суда на факт заключения убыточных сделок. Тем не менее, суды разных инстанций не согласились с доводами, в том числе – и ВС РФ, указав на то, что сделки заключались в период, когда компания еще выполняла свои финансовые обязательства. Кроме того, не удалось доказать и выгоду КДЛ, которую бы они могли получить, заключая такие сделки.
  2. Дело № А56-7049/2012. Тут как раз обстоятельства были обратными – КДЛ заключал убыточные сделки, когда компания уже имела признаки критической несостоятельности, что и повлекло дополнительные проверки, и в дальнейшем – обращение в суд о привлечении к ответственности.
  3. Дело № А73-684/2016. Привлечение состоялось на основании того, что были утеряны финансовые и бухгалтерские документы, свидетельствующие о деятельности компании. Кроме того, генеральный директор и другие КДЛ проигнорировали сроки, допустимые, чтобы обанкротить организацию. Кроме того, было доказано, что размер субсидиарной ответственности, нанесенный кредиторам 3-ей очереди неправомерными действиями, составил выше 50% от общей задолженности компании.

Как мы видим из вышеизложенного, к ответственности обычно суд привлекает только при наличии неоспоримых фактов и обстоятельств конкретного дела.

Доказать причастность КДЛ к наращиванию задолженности косвенными уликами очень сложно.

Если вы нуждаетесь в помощи компетентных юристов, вам грозят многомиллионные долги – обращайтесь к нашим специалистам! Мы всегда готовы предложить руку помощи в критических ситуациях!

Бесплатная консультация по списанию долгов

Оставьте свой телефон, специалист перезвонит вам в течение 1 минуты

Блоги профессионалов на «Ведомостях»

В последнее время личная ответственность владельцев по долгам их компаний многократно усилилась. Именно к ним обращаются кредиторы и арбитражный управляющий с требованием погасить долг при банкротстве компании. Однако многие считают, что крестовый поход государства против недобросовестных предпринимателей их не коснется. Вот четыре частых заблуждения бизнесменов:

1. «Я не директор, поэтому ответственности не несу».

На самом деле собственник, делегировавший управление фирмой директору, все равно может быть привлечен к ответственности, так как по закону он не только имеет право, но и обязан участвовать в разрешении ключевых проблем бизнеса.

Если самоустранился, принимал ошибочные решения или действовал заведомо в ущерб – значит, виновен в несостоятельности фирмы. Судебная практика это подтверждает.

Более того, если наемный гендиректор защитил себя (согласованием документов, решений, сделок), собственник останется один на один с кредиторами. Свалить вину на директора не получится.

Бизнесмена друзья попросили дать им на некоторое время свою фирму, которая вовремя сдавала отчетность (нулевую) и платила налоги, но активно не использовалась.

Тот передал учредительные документы, назначил гендиректором лицо, указанное товарищами, но остался собственником.

А через два года ему пришло заявление о привлечении к субсидиарной ответственности на 200 млн руб. по долгам переданной фирмы.

2. «Моя доля в бизнесе мала, поэтому ответственность не страшна».

В реальности доля владельца не влияет на размер его ответственности. Кредиторы имеют право требовать долг с любого лица, связанного с обанкротившейся фирмой (в том числе с гендиректора, главного бухгалтера и др.).

Сегодня суды привлекают к субсидиарной ответственности даже скрытых бенефициаров, формально не владеющих долей в компании.

Доказательствами реального управления бизнесом могут быть: свидетельские показания номинальных директоров, топ-менеджеров, сотрудников; электронная переписка; родственные отношения с топ-менеджментом.

3. «Сменю директора, продам компанию на Сейшелы – и дело с концом».

В 2019 г. смена директора или продажа компании за границу не помогут, так как ответственность за тот период, когда коммерсант владел фирмой, сохраняется. Претензии контрагентов, ФНС, госорганов могут предъявляться как минимум в течение трех лет после закрытия или продажи компании.

4. «Пусть сначала докажут мою вину».

Нынешняя судебная практика такова, что кредиторам и арбитражному управляющему достаточно заявить, что у компании не хватает активов для погашения долга и виноват в этом собственник, поэтому они просят суд привлечь его к ответственности. Кредиторам даже не нужно сильно стараться, собирая доказательства. Напротив, бывший владелец бизнеса должен представить суду убедительные доказательства невиновности.

Что делать предусмотрительному владельцу?

Не отстраняться от ведения бизнеса: принимать важные решения вовремя и не игнорировать возникающие проблемы.

Хранить оригиналы важных документов в надежном месте, а их копии – в другом надежном месте.

Правильно делегировать полномочия. Должностная инструкция и трудовой договор гендиректора должны соответствовать учредительным документам компании и реальному положению дел.

Периодически проверять сайты судов. Систематически отслеживайте на kad.arbitr.ru возможные иски о признании вашей компании банкротом, если к этому есть предпосылки. Если банкротство началось, отслеживайте подачу заявлений о привлечении вас к субсидиарной ответственности. Проверяйте по адресу регистрации дела против вас в судах общей юрисдикции.

Отслеживать почту по месту регистрации. Даже если вы там не живете.

Минимизировать риски при продаже фирмы. Зафиксируйте, что за время работы фирмы у нее все было хорошо (положительные балансы, отсутствие долгов перед контрагентами и госорганами), сохраните все копии документов (если вдруг правоохранители придут с проверкой). Передавая документы новому владельцу, обязательно оформите акт приема-передачи и храните его как минимум 10 лет.

Не бросать бизнес на произвол судьбы. Если он вам неинтересен, продайте свою долю или передайте ее в управление.

Если компания на грани банкротства, лучше самому инициировать процесс банкротства. Позиция страуса – заведомо проигрышный вариант.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *