Что делать если следователь не принимает доказательства по уголовному делу?

При расследовании преступлений и осуждении лица имеет значение не только материально-правовой аспект — квалификация преступления, смягчающие и отягчающие обстоятельства и т.д., но и процессуальный — каким образом все вышеперечисленные сведения собираются, фиксируются и оформляются.

Учитывая то, что в РФ сторона защиты практически не наделена полномочиями в сфере собирания доказательств и фактически вынуждена просить следователя (дознавателя) и суд приобщать тот или иной документ к материалам уголовного дела, процессуальный аспект уголовного дела, и именно признание доказательств недопустимыми, приобретает первостепенное значение.

Обратимся к положениям закона. Недопустимость доказательств урегулирована ст.75 УПК РФ.

Однако там не содержится ни общих критериев недопустимости доказательств, ни исчерпывающего перечня случаев, в которых доказательств будут признаны недопустимыми.

Соответственно, вопрос о допустимости или недопустимости доказательств в законе должным образом не разрешен. В теории разработаны 4 критерия допустимости или недопустимости доказательств: 

  • 1) наличие надлежащего субъекта, правомочного совершать процессуальные действия, направленные на получение доказательств; 
  • 2) надлежащий источник информации, сведений; 
  • 3) надлежащее процессуальное действие, ис­пользуемое для получения доказательств; 
  • 4) надлежащий порядок проведения процессу­ального действия, используемого как средство по­лучения доказательств.

Указанный перечень в той или иной форме применяется и в других видах судопроизводств — в гражданском, арбитражном процессе, при рассмотрении дел об административных правонарушениях и т.п. Он является теоретической конструкцией, и в конечно счете вопрос того, считать ли конкретное доказательств недопустимым, разрешается судьей.

В такой ситуации дополнительным подтверждением позиции защиты будут материалы судебной практики. Формально, решение высших судебных инстанций не являются источниками права, однако на их возложены, в том числе, обязанности по обеспечению единообразия судебной практики.

Следовательно, при принятии решения судья должен учитывать позицию вышестоящих судов по данному вопросу.

Приведем примеры критериев допустимости доказательств:

  • Наличие надлежащего субъекта, правомочного совершать процессуальные действия, направленные на получение доказательств.

Этим критерием охватываются случаи все случаи производства следственных и иных процессуальных действия надлежащим лицом. На основании ч.1 ст.

38 УПК РФ следователем является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Производство по уголовному делу поручается следователю руководителем следственного органа.

Это означает, что производить все следственные действия по уголовному делу может не любой следователь соответствующего органа, а только тот, кому это уголовное дело было поручено. 

Законом предусмотрены случаи, когда производство по уголовному делу может производить следственная группа (ст.163 УПК РФ).

В постановлении руководителя следственного должна быть указана причина, по которой расследование уголовного дела производится именно в таком составе. Перечень таких причин предусмотрен УПК РФ — сложность дела или его большой объем.

Никакие другие причины, в том числе публичная значимость и общественный резонанс, не могут быть основанием для производства следствия следственной группой.

  • Надлежащий источник информации, сведений

Классическим примером этого критерия служат случаи, когда свидетель не может указать источник своей осведомленности либо когда показания основаны на слухе или догадке.

К ним относятся и “нетрадиционные” способы получения информации, которые, как бы странно это ни звучало, все же используются — обращение к экстрасенсам, гадалкам и т.п.

Полученные таким образом сведения не могут быть признаны допустимыми доказательствами, так как они не имеют никакого научного обоснования. 

По этой же причине допрос с использованием “детектора лжи” (полиграфа), в точки зрения уголовного процесса является обычным допросом, не имеющим никакого дополнительного подтверждения. Вопреки распространенному мнению, полиграф не является абсолютно точным, и его использование больше основано на психологии и влиянии на допрашиваемое лицо.

Вопрос о допустимости первоначальных и производных следственных действиях законодательством не урегулирован.

Тем не менее, теоретическая конструкция “плодов отравленного дерева” широко применяется в следственной и судебной практике.

Ее сущность можно выразить фразой — если первоначальное доказательство (факт) является недопустимым, то все производные от него доказательства также являются недопустимыми.

Так, по делу о сбыте наркотических средств группой лиц было изъято некоторое количество каннабиса (марихуаны). Исходя из протокола осмотра, средство было помещено в прозрачный полиэтиленовый пакет, обмотанный синей изолентой с печатью. Впоследствии указанное вещество было направлено на экспертизу.

При описании поступивших материалов эксперт указал, что вещество было помещено в полиэтиленовый пакет, обмотанный черной изолентой с печатью. Причем вес изъятого предполагаемого наркотического средства был меньше, чем вес средства, поступившего на экспертизу.

Следовательно, возникает вопрос, был ли представлен на экспертизу именно тот пакет, который был изъят, и не было ли в него после изъятия добавлено наркотическое средство.

Заключение эксперта было признано недопустимым доказательством. Соответственно, все производные от него доказательства — протоколы ознакомления обвиняемых с заключением эксперта

  •  Надлежащее процессуальное действие, ис­пользуемое для получения доказательств
  1. Помимо следственных действий, проводимых в рамках уже возбужденного уголовного дела, существуют ОРМ (оперативно-розыскные мероприятия), основной целью которых является проверка обоснованности сообщения о преступлении до возбуждения уголовного дела.
  2. К проведению ОРМ предъявляются менее строгие требования, поэтому фактически проводимые следственные действия оформляются как ОРМ, что незаконно и недопустимо.

Конституционный Суд РФ в определении от 01.12.1999 № 211-О6 отметил: проведение ОРМ, сопровождающих производство предварительного расследования по уголовному делу, не может подменять процессуальные действия, предусмотренные УПК.

Новая процессуальная проблема

6 апреля 2017 г.

Право адвоката не может быть одновременно и его обязанностью

В уголовно-процессуальном правопорядке современной России обнаружился серьезный пробел, связанный с отсутствием у защитника легального механизма обязать следователя предоставить для ознакомления все материалы уголовного дела. Частью 3 ст. 217 УПК РФ предусмотрена возможность в случае явного затягивания ознакомления ограничить во времени обвиняемого и его защитника в порядке, установленном ст. 125 указанного Кодекса. Однако в практике расследования многоэпизодных дел Следственным комитетом РФ многие адвокаты сталкиваются с тем, что следователи сами явно затягивают время предоставления материалов уголовного дела стороне защиты. Жалобы на такое бездействие следователей, направленные прокурору и в суд, не удовлетворяются со стандартными формулировками, цитирующими словосочетание о правах следователя из уголовно-процессуального закона: «следователь вправе самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий». Более того, в судах установилась порочная практика, согласно которой предоставление хотя бы одного тома в неделю является достаточным для того, чтобы признать организацию расследования разумной, достаточной и эффективной. Как правило, многоэпизодные уголовные дела по экономическим составам преступлений с несколькими обвиняемыми состоят из десятков и даже сотен томов. Реалии уголовных репрессий таковы, что, несмотря на заклинания правозащитников и обещания субъектов публичной власти, все большее количество предпринимателей заключаются под стражу. Для упрощения воздействия на судей креативные менеджеры СК РФ используют возможности ст. 210 УК РФ. Практикам хорошо известны устойчивые штампы обвинения. Если, например, в ООО «Ромашка» был директор, бухгалтер и продавец, то путем незамысловатых юридико-технических операций следователь может вменить им дополнительно к материальному составу (например, ст. 159, 172 или 194 УК РФ) еще и организацию преступного сообщества (преступной организации). Указанные работники по воле обвинения превращаются в «руководителей структурных подразделений преступного сообщества», руководивших «иными неустановленными лицами». Поскольку в году всего 52 недели, то, представляя стороне защиты по одному тому в неделю, следователи могут годами не направлять дело прокурору (т.е. в суд). Одновременно следователи (с использованием послушных судей) содержат несговорчивых на признания обвиняемых весь период ознакомления с материалами дела под стражей, поскольку ч. 4, 7, 8 ст. 109 УПК РФ такую возможность им предоставляют. Драматизм сложившейся практики связан с отсутствием в российском законодательстве действительно предельного срока содержания под стражей. Пользуясь такой вольностью, следователи целенаправленно создают правовую неопределенность («будем держать под стражей еще год-два-три») и предлагают признать вину в обмен на изменение меры пресечения. В это же время они, не торопясь, формируют обвинительное заключение, продолжают проведение следственных действий, подчищают и дорабатывают материалы дела.

Очень краткая фабула дела

В очередной раз столкнулись с этой проблемой в уголовном деле, расследуемом СК РФ по обвинению в уклонении от уплаты таможенных платежей в составе преступного сообщества. Структура обвинения проста: автотранспортное предприятие в ходе обычной предпринимательской деятельности осуществило перевозки в адрес трех импортеров. Однако следствие полагает, что поданные фирмами-импортерами таможенные декларации содержали недостоверную информацию о характере груза. Декларанты были якобы аффилированы с перевозчиками, в результате произошло уклонение от уплаты таможенных платежей. Вмененные действия происходили на территории Ленинградской области и Санкт-Петербурга, обвинялись 30 человек, из них 12 – находятся в следственных изоляторах Москвы. Аресты избирал Басманный районный суд, продлевал он же, затем – Московский городской суд. 25 марта истекло полтора года нахождения под стражей большинства арестованных, для дальнейшего их удержания в СИЗО часть дела была выделена в отдельное производство и неформально объявлено об его окончании. Опускаю многочисленные подробности вполне типичного дела. Из важного: многих адвокатов об окончании следствия не уведомили в установленные сроки, материалы уголовного дела не предъявили, почти всех арестованных уведомили об окончании следствия без защитников, принудив написать заявления о раздельном с защитниками ознакомлении с материалами дела. Следователи отказались сообщать адвокатам даже о количестве томов уголовного дела, издевательски говоря, что через год-два покажут и последние тома. Один следователь даже бравировал тем, что арестованных обвиняемых будут знакомить с материалами уголовного дела два (!) года, принося в изоляторы по 1–2 тома в неделю. Только после требования судьи следователь устно сообщил о наличии 175 томов. Продление Мосгорсудом срока содержания под стражей сверх 18 месяцев вряд ли кого удивило…

Неудобная коллизия

А вот теперь самое главное, имеющее значение для многих, поскольку такие ситуации будут повторяться. В этом конкретном уголовном деле подзащитные потребовали от адвокатов найти уголовно-процессуальные способы, как можно быстрее избавиться от незаконного давления следователей (и оперативников), дабы оказаться в судебной процедуре рассмотрения дела по существу, где и пытаться доказывать свою невиновность. Почти все обвиняемые приняли решение либо вовсе отказаться от ознакомления с материалами уголовного дела на стадии расследования, либо окончить уже начатое ознакомление, поручив защитникам совершить аналогичные по смыслу действия. Следует отметить, что в деле участвуют адвокаты Ленинградской областной, Санкт-Петербургской городской, Московской городской, Московской областной и других коллегий адвокатов. Исследовав вопрос всесторонне (с учетом занятой следствием позиции на затягивание предоставления томов уголовного дела; возможности копирования материалов дела одним защитником обвиняемого, не находящегося под стражей, и предоставлением этих материалов остальным коллегам; права ознакомиться с материалами уголовного дела в суде; и другими немаловажными особенностями дела), подавляющее большинство адвокатов приняли решение в интересах подзащитных заявить об отказе от ознакомления с материалами дела и потребовать составить протокол в порядке ст. 218 УПК РФ. После получения соответствующих ходатайств от обвиняемых и адвокатов следователи (а их в следственной группе более 10) вначале рассмеялись и заявили, что будут читать дело вслух, но потом задумались и вот уже месяц молчат. После того, как их бездействие было обжаловано в Басманный суд, поступила устная информация, что в удовлетворении ходатайств отказано по причине того, что ознакомление с материалами уголовного дела есть не право, а обязанность как обвиняемого, так и защитника. Поскольку письменных текстов отказов нет, ждем заседания Басманного суда с прагматической целью хотя бы получить копию любого постановления об отказе в удовлетворении ходатайства, которое следователи выдать на руки отказываются («получите по почте»). Следователи не скрывают, что только написание обвинительного заключения по делу займет не менее 6 месяцев. Именно этим, по их мнению, и обусловлено столь медленное предоставление материалов. Действительно, для написания обвинительного заключения в УПК не отведено специальной стадии, поскольку подразумевается, что оно готовится в течение всего расследования. Особо продвинутым (или готовящимся к адвокатскому экзамену) следователем было язвительно замечено, что после апрельского Съезда адвокатов избранная защитниками позиция окажется недопустимой и адвокаты за отказ от ознакомления будут исключены из коллегий.

Читайте также:  Как получить рассрочку на погашение кредита в суде?

Каково же было удивление (и испуг) многих адвокатов, когда в п. 12 итогового проекта Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (от 16 марта 2017 г.

) они увидели незаконную позицию Следственного комитета РФ: «По окончании предварительного расследования, равно как и судебного разбирательства, защитник должен ознакомиться с материалами уголовного дела и при необходимости заявить ходатайства в соответствии с правовой позицией по делу».

Оказывается, точка зрения стороны обвинения на то, что ознакомление с материалами уголовного дела – не право, а обязанность обвиняемого и защитника полностью совпадает с позицией авторов нового нормативного акта адвокатской корпорации.

В Стандарт априорно закладывается не удобная для практикующих адвокатов коллизия. Ведь если закон прямо говорит о праве адвоката, то он предусматривает корреспондирующую с правом адвоката обязанность следователя (предоставить все материалы дела для ознакомления).

В этом случае адвокат вправе настаивать на исполнении следователем «обязанности из закона».

Авторы новой нормы предлагают иную взаимозависимость: теперь «адвокат обязан», а «следователь имеет право». По логике п. 12 адвокат теперь вынужден упрашивать следователя показать материалы дела.

Так мы и сейчас уговариваем, жалуемся, требуем эти материалы быстрее предоставить, но в структуре п.

12 Стандарта уже не следователь будет виноват, что не предоставил дело, а адвокат – в том, что не ознакомился с ним.

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Само убийство произошло 10 лет назад при очень загадочных обстоятельствах. Что, однако, не помешало следствию избрать в качестве подозреваемого зятя погибшего — Олега А. Несмотря на отличные отношения с родственником и заявление близких о том, что мотивов для совершения преступления мужчина не имел, он уже три года находится за решёткой.

«По версии следствия, хотя обвиняемый и имел с Юрием Щукиным хорошие отношения, у него был мотив — квартира, которая после смерти тестя должна была достаться его супруге.

Тот факт, что помимо жены есть ещё двое родственников так называемой первой очереди, которые имеют равные права на наследство, оперативники, видимо, не учли, а то и вовсе не собирались это делать, придерживаясь первоначальной версии», — говорит адвокат по уголовным делам Александр Спиричев.

Основным доказательством вины стали пятна крови убитого на одежде обвиняемого. Ничего удивительного в этом нет — жертва преступления вела не самый спокойный образ жизни.

Мужчина в последние годы злоупотреблял алкоголем, имел неоднократные конфликты с соседями и участвовал в уличных драках, потому зять не раз оказывал ему первую медицинскую помощь и отвозил в больницу. Следы крови можно найти даже после стирки вещей.

Криминалисты об этом знают, но следователям зачастую проще обвинить любого, кто имеет хоть какой-то мотив, чем искать настоящего преступника.

«Активные следственные действия по делу начались только в 2016 году, спустя семь лет после совершения преступления.

По словам сотрудников Следственного комитета, ранее они не имели технической возможности для анализа и идентификации пятен крови на одежде обвиняемого.

Видимо, должного опыта нет и сейчас, учитывая весьма пространные и позже опровергнутые выводы эксперта», — считает адвокат по уголовным делам Александр Спиричев.

По делу было проведено пять экспертиз. При этом две первоначальные о наличии крови убитого на вещах обвиняемого и генетического материала Олега А. на одежде жертвы были опровергнуты в дальнейшем проведенными по делу дополнительными комиссионными экспертизами.

А выводы одного из первоначальных исследований, по утверждению эксперта генетика, вообще были сфальсифицированы. Погибший был найден в своей квартире. Перед смертью он был избит, а затем задушен. Как считают близкие жертвы и обвиняемого, Олег А. сделать этого не мог.

«Экспертизы проведены с настолько большими нарушениями, что признать их результаты допустимыми доказательствами невозможно. Других веских доводов, как и свидетелей, у стороны обвинения нет. Мы сделаем всё для доказательства невиновности подзащитного и вынесения судом оправдательного приговора», — уверен адвокат по уголовным делам Александр Спиричев.

Жалобы на следователя и дознавателя в порядке ст.125 УПК РФ: что обжалуется и в каком порядке

Следователь или дознаватель – это те лица, с которыми подозреваемые или обвиняемые по уголовным делам чаще всего контактируют в ходе предварительного расследования.

Именно следователь или дознаватель возбуждает уголовное дело, формирует его, проводит различные следственные действия, оформляет процессуальные документы, реагирует на ходатайства адвоката и его подзащитного.

К сожалению, далеко не всегда сотрудники правоохранительных органов действуют в соответствии с законом. Для того, чтобы вернуть их в правовое поле, можно использовать несколько способов. Один из них – жалобы в порядке ст.125 УПК РФ.

Чем регулируется

  • Статья 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ);
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ №1 от 10.02.2009 года «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст.125 УПК РФ»;
  • Постановления и определения Конституционного Суда РФ по отдельным вопросам применения ст.125 УПК РФ, практика Верховного Суда РФ и региональных судов.

Что обжалуется

По ст.125 УПК РФ обжалуются предпринятые на досудебных стадиях уголовного процесса действия, бездействия и решения, которые причиняют либо способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц.

При этом не могут быть обжалованы в порядке ст.125 УПК РФ действия, бездействия и решения, проверка которых связана с предрешением вопросов, затрагивающих существо уголовного дела. Иными словами, не имеет смысла оспаривать в порядке ст.

125 УПК РФ конкретные доказательства по делу (показания свидетелей, заключении экспертов и т.п.). В отдельных случаях обжаловать можно проведение конкретного следственного действия (например, обыска), но это редкие исключения из общего правила.

Важно понимать, что по ст.125 УПК РФ обжалуются далеко не все действия, бездействия и решения следователей и дознавателей. Сфера применения ст.125 УПК РФ ограничена и определяется во многом судебной практикой Конституционного Суда РФ, которую следует изучить прежде, чем подавать жалобу.

К сожалению, подозреваемые или обвиняемые, не владея необходимыми знаниями, часто подают плохие или несвоевременные жалобы. В результате спорная ситуация «засиливается» судом при рассмотрении жалобы по ст.

125 УПК РФ и в последующем суд, который рассматривает уже дело по существу, просто принимает «отказное» постановление суда по жалобе в порядке ст.125 УПК РФ как свершившийся факт.

  • Зачем подавать жалобу в порядке ст.125 УПК РФ
  • Может быть несколько целей для подачи такой жалобы.
  • Во-первых, она может помочь преодолеть процессуальный тупик (например, когда обжалуется отказ в возбуждении уголовного дела).
  • Во-вторых, она может повлечь признание следственного действия незаконным (например, когда обжалуется проведение обыска).

В-третьих, за счёт жалобы в порядке ст.125 УПК РФ можно попробовать снять процессуальные ограничения (например, наложение ареста на имущество).

В-четвёртых, судебное обжалование иногда используется для того, чтобы достичь косвенного результата – получить заранее доступ к некоторым материалам дела, с которыми следователь не обязан знакомить сторону до окончания производства по делу.

Когда можно подавать жалобу в порядке ст.125 УПК РФ

Жалоба в порядке ст.125 УПК РФ может подаваться на досудебных стадиях – по результатам доследственной проверки (например, на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела) и в ходе предварительного расследования.

После того, как уголовное дело передаётся в суд для рассмотрения по существу, – жалобы в порядке ст.125 УПК РФ не подлежат рассмотрению.

Не будут рассматриваться в порядке ст.125 УПК РФ и жалобы на допущенные в ходе предварительного расследования нарушения, если такие жалобы поданы уже после вынесения приговора.

Такое обжалование рассматривается судами как скрытая форма обжалования приговора.

Если допущенные нарушения влияют на существо приговора (например, связаны с получением доказательств по делу) – на них (при определённых условиях) можно ссылаться в апелляционных и кассационных жалобах.

Для того, чтобы подавать жалобу на следователя или дознавателя в суд, необязательно до этого подавать жалобу прокурору или руководителю следственного органа в порядке ст.124 УПК РФ.

Ответ на вопрос, стоит ли сначала подавать жалобу по ст.124 УПК РФ и только потом – по ст.

125 УПК РФ, зависит от тактики по делу, располагаемого времени, отношения прокуроров «на местах» к таким жалобам и прочих факторов, существующих в конкретной ситуации.

Читайте также:  В каких случаях лучше отказаться от приватизации жилья?

Важно помнить: если после подачи жалобы по ст.124 УПК РФ подаётся жалоба по ст.125 УПК РФ – предметом обжалования будет не «отказное» постановление прокурора или руководителя следственного органа, а то первичное нарушение, на которое уже подавалась жалоба в порядке ст.124 УПК РФ.

Куда подавать жалобу

Жалоба в порядке ст.125 УПК РФ подаётся в районный суд по месту нахождения правоохранительного органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Например, если уголовное дело находится в производстве отдела полиции №1 УМВД России по г.Владимиру (территориальная подследственность – Ленинский район г.Владимира), то жалоба в порядке ст.

125 УПК РФ должна подаваться в Ленинский районный суд г.Владимира.

Что указывать в жалобе

  1. Наименование суда, в который подаётся жалоба;
  2. Сведения о правоохранительном органе, в производстве которого находится уголовное дело;
  3. Сведения о должностном лице, чьи действия, бездействия, решения обжалуются;
  4. Сведения о заявителе;
  5. Предмет обжалования, доводы жалобы и просительная часть;
  6. Ходатайства и приложения;
  7. Дата и подпись.

Напоминаю, что заявитель не обязан прилагать к жалобе в порядке ст.125 УПК РФ копию обжалуемого процессуального акта (например, постановления следователя). Попытки районных судов возвращать заявителям такие жалобы по мотиву отсутствия приложений неоднократно признавались незаконными в вышестоящих судах.

Чтобы понимать, что именно может быть предметом обжалования по ст.125 УПК РФ, а что – нет, привожу несколько примеров ниже (перечни не исчерпывающие).

Краткий перечень того, что можно обжаловать в порядке ст.125 УПК РФ:

Прокурор разъясняет — Прокуратура Калужской области

Каков порядок и сроки возвращения изъятых в ходе производства следствия предметов, основания, по которым указанные предметы хранятся при уголовном деле?

В настоящее время увеличилось количество обращений граждан, поступающих в прокуратуру по вопросам возвращения владельцам предметов, изъятых в ходе проведения первоначальных следственных действий на стадии доследственной проверки, а также изъятых в ходе производства предварительного следствия.

Согласно ст.

82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

Указанной статьей регламентируется порядок хранения изъятых в ходе проведения первоначальных следственных действий, в ходе производства предварительного следствия, предметов.

Данная норма подразумевает, что изъятые объекты, имеющие значение по уголовному делу и признанные вещественными доказательствами хранятся у лица, осуществляющего предварительное следствие, либо у судьи (председателя суда) до того момента, пока по уголовному делу не будет принято соответствующее решение.

  • В отдельных случаях, предусмотренных статьей 82 УПК РФ: предметы, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимость;
  • скоропортящиеся товары и продукции, а также подвергающиеся быстрому моральному старению имущество, хранение которого затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которого соизмеримы с их стоимостью;
  • деньги и ценности, изъятые при производстве следственных действий, после их осмотра и производства других необходимых следственных действий — возвращаются их законному владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания.

Соответственно вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до завершения производства по уголовному делу.

Такое возвращение возможно в ситуациях, когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании она либо уже сыграла, либо тщательный осмотр и фотографирование делают ненужным дальнейшее удержание вещи в распоряжении органа расследования или суда.

Возвращение в подобных случаях, например, похищенных вещей или угнанного автомобиля потерпевшему является правильным. Если же принадлежность вещи спорна, ее возвращение до разрешения дела по существу исключено, поскольку речь идет о спорном праве собственности.

При этом возвращение владельцу изъятого органом расследования имущества, приобщенного к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, означает, что получившее данное имущество лицо по отношению к нему восстанавливается во всех своих прежних правомочиях собственника, арендатора и т. п.

От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение, когда владелец — хранитель не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом, поскольку у него появляется дополнительная обязанность по обеспечению сохранности переданного ему на хранение имущества.

Срок возвращения предметов их владельцам не определен в уголовно — процессуальном законодательстве, однако исходя из смыла содержания статьи, лица, ответственные за вещественные доказательства, могут возвратить изъятые предметы их владельцам как только, сведения об указанных предметах будут закреплены в материалах уголовного дела, и необходимость нахождения предметов при деле будет исчерпана (то есть все действия, которые нужно было произвести с указанным предметом: опознание, экспертиза и т. д. будут проведены), что и подразумевается формулировкой законодателя без ущерба для доказывания.

Стоит обратить внимание на то, что ответственным за сохранность вещественных доказательств, приобщенных к делу, является лицо, ведущее следствие или дознание, а в суде — судья или председатель суда, соответственно только перечисленные лица правомочны решать вопрос о возвращении вещественных доказательств их владельцу.

Кроме того, статья 82 УПК РФ определяет обязательный для правоохранительных органов порядок передачи вещественных доказательств из одного органа в другой, от органа дознания следователю, в прокуратуру, суд, заключающийся в том, что изъятые по делу предметы должны быть переданы вместе с материалами уголовного дела, при этом сведения о передаче должны отражаться в сопроводительном письме.

При возвращении предметов их владельцам, дознавателем, следователем, а также судьей приобщается к материалам уголовного дела документ, подтверждающий данный факт, таковым документом может являться расписка владельца, которому возвращены изъятые объекты.

Отказ от дачи показаний: к чему он может привести

  • «Если хотите отказаться от показаний – ссылайтесь на статью 51 Конституции РФ». Путем анализа ст.

    51 Конституции РФ можно сделать вывод, что в указанной статье речь идет о праве гражданина на отказ от дачи показаний только в части признания им своей вины в инкриминируемом преступлении или в части изобличения его близких.

    Следовательно, лицо вправе не сообщать лишьте сведения, сообщение которых может повлечь привлечение его к ответственности, либо привлечение к ответственности его близких родственников, , а не хранить общее молчание.

    К чему же ведет отказ допрашиваемого от дачи показаний со ссылкой на ст.51 Конституции РФ? Фактически гражданин дает понять, что он или его близкие совершили то или иное преступление, но говорить о нем он не желает. Поэтому опытные уголовные адвокаты советуют не ссылаться в протоколах допросов на указанную статью: на практике это может трактоваться как косвенное признание своей вины.

    Можете отказаться от дачи показаний, но сослаться на п.2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ: эти положения закрепляют право подозреваемого и обвиняемого ничего не сообщать следствию относительно имеющихся в отношении них подозрений или обвинений. Тогда такой отказ будет воспринят правильно, а не как косвенное признание своей вины.

    При этом стоит быть готовыми к тому, что следователь или дознаватель будут настаивать на том, чтобы Вы объяснили свой отказ, сославшись на ст.

    51 Конституции РФ; в этом случае можно напомнить следователю, что показания даёте Вы, пользуясь предоставленными Вам законом правами, при этом Вы, не являясь юристом, не обязаны знать номера статей законов.

  • «Отказаться от дачи показаний могут любые допрашиваемые лица».

    Конечно, это касается не всех: так, например, свидетели и потерпевшие показания давать обязаны, а за отказ от дачи показаний этих лиц можно привлечь к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ. Однако здесь действует оговорка: субъекту не грозит данная статья, если он отказывается свидетельствовать против самого себя или своих близких.

    Таким образом, свидетель и потерпевший при даче показаний могут пользоваться ст. 51 Конституции РФ только в отношении тех сведений, которые могут повлечь привлечение их к уголовной ответственности.

    К примеру, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний относительно фамилии, имени и отчества, иных персональных данных, также отказ дать показания относительно обстоятельств совершённого преступления другим лицом, не являющимся близким родственником допрашиваемого, повлечёт привлечение его к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ.

    С другой стороны, если свидетель все же пожелает давать показания, ему следует быть особенно внимательным: нередки случаи, когда в последующем его статус меняется на подозреваемого или обвиняемого.

    Такая «уловка» ранее часто использовалась следователями, чтобы получить от граждан нужную информацию для дальнейшего ведения расследования.

    Между тем Конституционный Суд РФ разъяснил, что независимо от формального статуса участника процесса, в случае привлечения лица к уголовной ответственности впоследствии, он вправе отказаться от дачи показаний, за что его к ответственности по ст. 308 УК РФ привлечь нельзя.

  • «Отказ от показаний усложнит работу следствия и позволит оказаться подозреваемому (обвиняемому) в более выигрышном положении».

    В данном случае все зависит от ситуации.

    Отказ от дачи показаний можно использовать, если подозреваемый или обвиняемый не успел тщательно продумать стратегию защиты, сомневается насчет того, может ли ему навредить та или иная информация, не знает, какие доказательства собраны следствием против него Между тем, отказ от дачи показаний лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, это по существу и отказ от своей защиты, отказ от опровержения обвинения или подозрения и отказ от предоставления своей версии событий.

    Читайте также:  Как получить отчисления к пенсии не имея постоянного места работы?

    Для следственных органов же отказ от дачи показаний – это, скорее плюс, поскольку если показаний нет, то и опровергать изложенные в них фактыне нужно, да и сама позиция защиты в деле отсутствуют. А это, в свою очередь, позволяет направлять ход следствия в обвинительное русло. Однако это утверждение справедливо, если других доказательств в деле достаточно.

    К примеру, представим ситуацию, в которой в отношении Вас подано заявление о совершении преступления, например, об умышленном причинении телесных повреждений. После получения заявления, сотрудник полиции вызовет Вас для получения объяснения.

    Если Вы откажетесь от дачи объяснений, то при наличии объяснений заявителя и справки о тяжести телесных повреждений в отношении Вас наверняка будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела, и решён он будет положительно.

    Однако, если бы Вы в подобной ситуации дали объяснение о своей непричастности, например, сообщили о наличии алиби, то, возможно, дело в отношении Вас бы даже не возбудили.

    Поэтому, советуем во всех случаях, когда Вы не совершали противоправных деяний, дать показания, хотя бы коротко. 

    Статьей 51 Конституции РФ следует пользоваться лишь в случаях, когда:

    • Вы понимаете, что привлечение Вас к ответственности не беспочвенно и имеет основания;
    • Когда нет определенности в позиции по делу (например, Вы не определились, стоит ли признавать вину, чтобы нацелиться на смягчение наказания, либо следует побороться за оправдательный приговор);
    • Когда Вы не доверяете следствию и нацелены на то, чтобы воспользоваться своими правами и опровергнуть обвинение в стадии судебного рассмотрения уголовного дела (данное основание наиболее актуально по общественно-значимым уголовным делам, в которых затронуты интересы государства, политических или финансовых элит).
    • Вы не хотите, чтобы Ваша позиция и версия событий стали известны до судебного рассмотрения дела, чтобы следствие не дополнило материалы дела доказательствами, опровергающими Вашу позицию (в подобной ситуации следует всегда учитывать риск возвращения уголовного дела судом прокурору на основании ст. 238 УПК РФ).
  • «Нанимать адвоката, чтобы отказаться от дачи показаний, не нужно».

    Даже если вы собрались молчать на допросе, это не значит, что защитник не нужен. Уголовный адвокат может разъяснить подозреваемому или обвиняемому его права, поможет выяснить, целесообразно ли в конкретном случае хранить молчание, проверит правильность составления протокола допроса и проследит за тем, чтобы на его доверителя не оказывалось ни психологическое, ни физическое давление.

    Помните, что даже свидетель может явиться к следователю с адвокатом — никто не может лишить его этого права.

    Следует также учитывать, что на стадии так называемой доследственной проверки и на стадии предварительного расследования, особенно по уголовным делам в сфере экономики, оперативных сотрудников и следователей не редко не устраивает отказ опрашиваемого или допрашиваемого от дачи объяснений или показаний.

    В этих случаях на Вас могут оказать давление в целях получить нужные сведения, используются угрозы привлечением к уголовной ответственности или применением мер процессуального принуждения (задержанием, заключением под стражу).

    Довольно популярным способом ведения допроса при отказе допрашиваемого от дачи показаний является постановка следователем вопросов даже после отказа отвечать; в подобных в протокол после отказа от дачи показаний все равно заносятся вопросы следователя. При этом следует не теряться и после каждого вопроса повторять одну фразу: «От дачи показаний отказываюсь». Ценность подобного протокола допроса для защиты велика, так как через поставленные следствием вопросы можно узнать ход расследования, те обстоятельства, которые интересуют следствие.

  • Порядок возврата вещественных доказательств по уголовному делу

    Зачастую ко мне обращаются с вопросами о том, как возвратить имущество, вещи, изъятые сотрудниками правоохранительных органов в ходе следствия по уголовному делу.

    Порядок хранения, учёта и возврата предметов, изъятых в ходе следственных действий, регламентирован ст. ст. 81, 82. УПК РФ.

    Вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле у лица, осуществляющего расследование, либо у судьи до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных указанными статьями.

    При передаче уголовного дела от одного органа дознания другому или от одного следователя другому, а равно при направлении уголовного дела прокурору или в суд либо при передаче уголовного дела из одного суда в другой вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом.

    Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

    Понятие вещественных доказательств

    Вещественные доказательства — это собранные в установленном законом порядке предметы, обладающие свойствами, способными устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела.

    Вещественные доказательства являются одним из важнейших видов доказательств по уголовному делу.

    Предметы, которые могут быть использованы в качестве вещественных доказательств по уголовному делу, осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к делу, о чём выносится постановление.

    В соответствии с ч. 1 ст. 81 УПК РФ, вещественными доказательствами по уголовному делу признаются:

    • любые предметы, которые служили орудием, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления (например, холодное или огнестрельное оружие, одежда со следами крови, стакан с отпечатками пальцев, замок со следами взлома на двери квартиры, отмычки замков, приспособления для изготовления поддельных денежных знаков и др.);
    • любые предметы, на которые были направлены преступные действия (например, похищенный автомобиль, поддельный диплом и др.);
    • деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступления;
    • предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

    При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решён вопрос о судьбе вещественных доказательств. При этом:

    • орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются;
    • предметы, запрещённые к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;
    • изъятые из незаконного оборота товары легкой промышленности подлежат уничтожению;
    • предметы, не представляющие никакой ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть выданы им;
    • деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества возвращаются законному владельцу;
    • деньги, ценности и иное имущество, указанные в п. п. «а»-«в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, подлежат конфискации (например, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооружённого формирования, преступного сообщества);
    • документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам и учреждениям;
    • остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства.

    Изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации, и документы подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъёмки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. После производства следственных действий и в случае невозможности возврата законному владельцу изъятых у него электронных носителей информации, содержащаяся на этих носителях информация копируется и передаётся последнему, о чём составляется протокол. Лицами, которым могут быть переданы (возвращены) вещественные доказательства, являются законный владелец либо государство. Законным владельцем является тот, в чьём владении, пользовании или распоряжении вышеуказанное имущество находилось правомерно и выбыло вследствие совершённого преступления или в связи с уголовным делом. Для некоторых вещественных доказательств (например, громоздких предметов, больших партий товаров, скоропортящейся продукции, изъятых из незаконного оборота наркотических средств, алкогольной и спиртосодержащей продукции, денег, ценностей и др.) установлены особый порядок хранения, учёта и возможность их досрочной реализации или уничтожения и утилизации. Соответственно вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до завершения производства по уголовному делу. Это возможно когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании она уже сыграла либо тщательный осмотр и фотографирование делают ненужным дальнейшее удержание предмета в распоряжении органа расследования или суда. При возвращении предметов их владельцам, дознавателем, следователем, а также судьёй к материалам уголовного дела приобщается документ, подтверждающий данный факт, обычно это расписка владельца, которому возвращены изъятые предметы. Владелец возвращённого имущества восстанавливается во всех своих прежних правах собственника, арендатора и т.п. От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение, когда ответственное лицо не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом, поскольку он обязан обеспечить сохранность переданного ему на хранение имущества.

    Срок возвращения предметов их владельцам законодательством не определён.

    Ответственность за сохранность вещественных доказательств

    Ответственность за сохранность вещественных доказательств, приобщённых к уголовному делу, несёт лицо, ведущее расследование, а в суде — судья или председатель суда.

    Только указанные лица правомочны решать вопрос о возврате вещественных доказательств их владельцу.

    В случае утраты или повреждения имущества, предмета, признанного вещественным доказательством и подлежащего возврату законному владельцу, орган власти, не обеспечивший его сохранность, несёт перед владельцем гражданско-правовую имущественную ответственность.

    Для возврата изъятых предметов необходимо написать ходатайство о возврате вещественных доказательств из материалов уголовного дела на имя следователя или судьи. Данное ходатайство должно быть рассмотрено в трёхдневный срок. В случае отказа в возврате вещественных доказательств, лицо, подавшее ходатайство, вправе обжаловать принятое решение в установленном законом порядке.

    Образец ходатайства о возврате вещественных доказательств из материалов уголовного дела в орган расследования

    Следователю ОРПОТ Дзержинского района СУ УМВД России по г. Перми майору юстиции Петровой А.А.

    обвиняемого

    Иванова Ивана Ивановича, **.**.1990 года рождения, уроженца г. Перми, зарегистрированного и проживающего по адресу: г. Пермь, ул. Тургенева, д. **, кв. **

    • ХОДАТАЙСТВО
    • О ВОЗВРАТЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
    • ИЗ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
    • ПРОШУ:

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *